Карта сайта

Сага о Росатоме — 7. ВОУ-НОУ, или «Мегатонны в мегаватты». Часть 1

игла 7

Почему не обещанное продолжение «Иглы в Америке»? Да уж больно эти темы завязаны друг на друга, и не рассмотрев, чем обернулось ВОУ-НОУ для США и для России, понять, что и почему происходит с обогащением топливного урана в наше время, просто невозможно.

На чем мы там остановились-то?

В 1985 году правительство США прекратило финансирование программы «Американская Центрифуга» (далее — АЦ) на стадии бодания покорителей айфонов с 12-метровой дурой, которую американцы назвали SET III.

Можно хихикать над всякими символистами, но таки Сет — бог смерти в Древнем Египте...

С чем остались США по окончании этого проекта? 104 реактора АЭС по стране — раз. Два — немалый запас ядерных боеголовок, в котором без урана-235 тоже никак. Но уран-235, обогащенный до 90% + — не вечен. Распадается уран-235, он ведь радиоактивный. Падает его концентрация, что очевидно. Менее очевидно то, что при распаде появляются еще всякие безобразные химические элементы, которые ухудшают качество боеголовки.

Вывод — оружейный уран надо производить постоянно, конструировать боеголовки постоянно, чтобы «свежими» заменять выходящие потихоньку из строя. Стало быть, в том самом 1985-м Штатам надо было обогащать уран и для мирных АЭС, и для немирного Пентагона.

А после айфона с АЦ у США остался ровно 1 (один) завод по обогащению — «сеточка» в городке Падука. Жрущий бешеное количество энергии, требующий невероятных усилий для вывода тепла (были там и утечки фреона, и всякие прочие мелкие аварии). Один завод на 104 реактора и на боеголовки.

Давайте чисто логически порассуждаем.

Остановить АЭС нельзя от слова «никак» —  кондиционеры в Америке обязаны жужжать, телевизоры — работать, айфоны — заряжаться.

Завод в Падуке имел производительность в 8.5 млн ЕРР/год, потребности только АЭС в том 1985 году были от 11 до 12 млн ЕРР. То есть только для мирного атома обогащенный уран-235 надо было покупать на стороне.

А тут еще и боеголовки! Но боеголовки, в отличие от топливного урана, Штаты не расходовали — ну, не случилось как-то ядерной войны. Логика подсказывает: чтобы окончательно не попасть в зависимость от импорта топливного урана, для начала надо было остановить производство урана оружейного. Так? Так.

Тем более что к 1985 году ядерных боеголовок Штаты накопили 32 000 штук. Для планеты земля — замного, честно говоря.

В это время в далеком Мордоре к власти пришел будущий лучший немец — Михаил Горбачев. Помните такого?

горбачёв

И что мы услышали из телевизора? Даешь международную разрядку, даешь уменьшение количества едрен-батонов!!! Миролюбие США? Щаззз! 8,5 млн ЕРР — возможность, 11-12 млн ЕРР — потребность. Ничего личного, только бизнес. Но рассказывать об этом было вовсе не обязательно — намного звончее можно было крики кричать про миролюбие и приступы пацифизма.

Начались переговоры СССР-США по подготовке договора СНВ — о Сокращении Наступательных Вооружений.

Красиво, правда? Запихнуть свои технологические проблемы куда-то в тайничок и рассказывать, как ты возлюбил всю планету и человечество в придачу — это мастерский трюк! Ну а почему реакция СССР была «одобрям-с»?

1) Лучший немец.

2) 4 обогатительных завода с производительностью в 20+ млн ЕРР с потребностью для АЭС в СССР и в СЭВ около 9 млн.

Понятно? Как сократим количество ядрен-батонов, так и восстановим их количество, если что-то пойдет не так.

Напомню: в 1987 году наш «Техснабэкспорт» начал поставки топливного урана в США. Кто там какие рассказы рассказывает про «технологическую отсталость социалистической экономики на фоне невероятно передовой капиталистической»? Ась?..

Имелась и третья причина, по которой СССР пошел на эти самые СНВ.

В 1985 году у СССР было 44 000 ядрен-батона при 24 000 его носителей. 20 000 едрен-батонов — то ли запасных, то ли лишних.

Запомните эту цифру, пожалуйста. 1 условный ядерный боезаряд — это 25 кг оружейного урана. 20 000 ядерных боеголовок = 500 тонн, проверьте на калькуляторе.

Дальше я немножко речитативом, обратите внимание на даты.

30 июля 1991 года — подписание СНВ-1. По нему США сокращали количество ядерных боезарядов до 8500, СССР — до 6500. Прочие пункты этого договора, по которым сокращали количество носителей, то бишь ракет — не тема «Иглы» однозначно.

24 октября 1991 года — в «Нью-Йорк Таймс» вышла статья ученого-атомщика Томаса Неффа «Великая урановая сделка», в которой впервые была озвучена идея превратить советский оружейный уран в уран топливный, привезти его в США, где и сжечь в «топках» АЭС.

Про дату  22 декабря 1991 года тоже помним — умер СССР, наследником стала Российская Федерация.

Еще один вопрос на логику: что будут делать 4 «Иглы» в СССР, если им не надо отвлекаться на оружейный уран, с ценами урана топливного? При условии, что европейская «Игла» дает себестоимость топливного урана выше, чем советская, в 2,5 раза, а себестоимость американская на «сетке» выше в 12 раз?

Правильно — валить рынок, чтобы получить монополию.

Но американцы про «рыночную конкурентную борьбу» знают много, и летом 1992 года они вводят экспортную пошлину на топливный уран из России — 116%.

Рыночно. Конкурентно. Мало того: всего через месяц США ... приостанавливают введение пошлины для российского НОУ (низкообогащенного урана), произведенного из ВОУ. Взял природную руду, обогатил — получи пошлину. Взял боеголовку, разубожил уран до топливного — welcome.

Кнут и пряник made in USA понятен, теперь припомним, что творилось в России в 1992 году.

Вспомнили? Правильно — денег не было ни у кого, ни о каком повышении тарифов электроэнергии Росатому с его АЭС и мечтать не приходилось.

Мало того: основные месторождения урана в том самом году стали зарубежными — казахские, узбекские, украинские. Все, что имелось на территории самой России — Приаргунское месторождение, на котором добывалось 2500 тонн руды при годовой потребности для собственных российских нужд 7500.

И что было делать в такой замечательной обстановке? Центрифуги тормозить, заводы консервировать или приватизировать?..

Я не самый ревностный христианин, но вспоминая, что Минатом (предшественник нынешнего Росатома) избежал оба эти варианта — нет-нет, да и перекрещусь.

Пришедший на пост премьера Черномырдин дал отмашку началу переговоров комиссии Гор — Черномырдин по предложенной Неффом схеме: превращение высокообогащенного урана в уран низкообогащенный и поставка последнего в США.

Да, давайте-ка введем понятный атомщикам термин: вот это вот превращение ВОУ в НОУ они называют «разубоживанием». Ни слова ни про какой там спирт, самогонку, брагу!)

14 февраля 1993 года - было подписано межправительственное Соглашение «Об использовании ВОУ, извлеченного из ядерного оружия».

В Соглашении появилась общая цифра — 500 тонн ВОУ. Именно столько, сколько и было «лишне/запасного».

Не знаю, каких усилий стоило Черномырдину не дать увеличить этот объем, но он это сделал.

Основная идея, которую вколотили в Соглашение американцы: бюджет их государства не будет причастен к оплате ни на один цент. НОУ, полученный из России, поступал на рынок — АЭС в США являются частной собственностью. Взяли у России НОУ, привезли, продали частным АЭС — рассчитались.

Чтобы превратить Соглашение в Контракт, все дальнейшие переговоры обе стороны передали в руки профессионалов: «Техснабэкспорт» со стороны России и USEC — с американской. В 1993 году US Enrichment Company — Американская Обогатительная Компания — была структурной единицей Министерства Энергетики США.

Чтобы не выписывать каждый раз такие длинные словосочетания, буду пользоваться аббревиатурой: ТСЭ, USEC и DOE (Министерство энергетики США).

ТСЭ и USEC вели переговоры почти год — Контракт ВОУ-НОУ был подписан только 14 января 1994 года.

Когда вам кто-то предлагает смотреть на ВОУ-НОУ как на разовое соглашение а-ля «стукнули печатями и понеслась» — отвешивайте подзатыльник такому рассказчику. Если мне вздумается вколотить в заметку весь текст Контракта, то придется размещать и его «неотъемлемые части» — 20 (двадцать — прописью) изменений к нему...

Изначально все было вроде просто: ТСЭ поставляет, USEC у себя продает и оплачивает в адрес ТСЭ, причем оплачивает отдельно природную компоненту НОУ («изначальную» урановую руду), отдельно — работу по разубоживанию..Но ТСЭ не зря столько лет работал на внешних рынках — в Контракте сразу было предусмотрено изменение цены в зависимости от происходящего на рынке.

Мелочь? Конечно! В 1994 году сумма Контракта была 10 миллиардов  долларов, а, когда в 2014 подвели итог фактической оплаты — выяснилось, что Россия получила 17 миллиардов.

Чтобы был понятен мой щенячий восторг от того, что Минатом избежал приватизации своих структурных единиц: из этих 17 миллиардов 13 стали налоговыми отчислениями. В 90-е годы — налоги, причем в валюте...

Да, чтобы закончить с политической частью ВОУ-НОУ, остановлюсь еще на одном моменте. Момент этот называется «Украина». Нет, я не ошибся, именно «Украина».

Держим в уме 2014 год и читаем о событиях 1994 года, хорошо?

В тот же день, когда был подписан Контракт ВОУ-НОУ, 14 января 1994 года, состоялось подписание и еще одного документа: трехстороннего заявления президентов США, России и Украины, которым были урегулированы остававшиеся спорные вопросы относительно обретения Украиной безъядерного статуса.

Украина хотела получить компенсацию за передаваемые России 1900 (тысяча девятьсот) стратегических боеголовок.

Хотела — 2 миллиарда  долларов в 1994-м.

У ельцинской РФ таких денег в бюджете не было от слова «совсем». А вот благодаря Контракту — появились, но не деньги: компенсацию Украина получила топливом для своих АЭС.

В мае 1994 года было подписано российско-украинское межправительственное соглашение, предусматривающее поставку Украине 1800 тепловыделяющих сборок (ТВС) на сумму в 160 млн  долларов  в качестве компенсации за те самые 1900 боеголовок.

И обмен — состоялся, к 1996 году Россия осталась единственным постсоветским государством, имеющим ядерный арсенал оружия.

Да, цифра в 160 млн тоже достаточно лукава: 1800 ТВС хватило на то, чтобы все АЭС Украины бесперебойно работали три года. После этого Украина получала ТВС уже по коммерческим ценам — на сумму порядка 650 миллионов  долларов в год.

Вот 650 млн х 3 и есть реальная сумма компенсации, полученная Украиной за ее безъядерный статус, практически те самые 2 млрд.

Вот теперь я и спрошу: есть еще те, кто недоволен тем, что Россия пошла на ВОУ-НОУ? Полноценная работа всех наших центрифуг, сохранение самого ценного в атомном проекте — людей, налоги для бюджета и безъядерная Украина — одна чаша весов. Что хотите предлагайте на вторую чашу — не перевесит. Ну, на мой, конечно, взгляд.

Поскольку букафф снова много, про ВОУ-НОУ придется написать еще одну, более «технологичную» часть. Как из металлического оружейного урана получали уран топливный, что такое «хвосты», как «внутри» Контракта ВОУ-НОУ очутились три европейские компании и за что нам надо ценить Билла Клинтона — отдельная история...

 

далее

источник

Случайная картинка

Fluorite-quartz-pyrite Combination

Новые комментарии

Академия Собор
ихтиосфера
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Индекс цитирования.