Карта сайта

Домик на берегу моря - 2

Хижина на опушке леса

(Домик на берегу моря 2)

Мечты сбываются? Есть любящая жена, да не одна, а три, симпатичный трёхэтажный домик с глубоким подвалом, с роскошным садом и шикарным пляжем на берегу тёплого моря. Нет лишь спокойной мирной жизни там, где Свет вечно сражается с Тьмой.

В Валиноре.

Replied

"степеням от парадной"

"степеням от парадной" стУпеням.

Replied

"– Категоричное требование

"– Категоричное требование эльфийской стороны. Обеих сразу, и пале, и тане," и "с удивлением обнаружил под документом и свою подпись.".

Мише нужно начинать сильно бояться.
Когда тебя назначают "значимой персоной" сразу несколько сторон, участвующих в текущем событии, ничем хорошим это закончится не может.

Replied

voe5

voe5 пишет:
стУпеням.

Благодарю, исправил.

Replied

продолжение (Глава 22. 4:

продолжение (Глава 22. 4: 1)

 

4

 

– Выяснила, что вы надолго задерживаетесь на приёме у генерал-губернатора, сэр, – по-солдатски вытянулась в струнку Венди, – а девочки проголодались. – Забыл! Как нехорошо получилось: сам-то поел, а об андроидах не подумал! – А ещё у Санни и Мунни не было белья. Без него очень неудобно, сэр.

Боже мой, из нескольких тысяч “кукол” я, похоже, выбрал для пробуждения самую болтливую!

– И что ты предприняла?

– Подсчитала, сколько нужно времени и ресурсов. Определила наилучший вариант действий. Отвезла обеих девочек домой, сэр, – Барнс-Палас в настройках андроидов прописан, как место постоянной дислокации. – Леди Лиэлелоо нас накормила, а леди Маргарет взяла обеих девочек под свою опеку. Когда я отбывала ко Дворцу Двух Дерев, она снимала с них мерки, чтобы заказать бельё через виртуальные магазины одежды, сэр.

У меня просто нет слов. Венди – очень развитая… хм, девушка! Я-то думал, что Лоис болтушка. Но до Венди ей далеко, как до Илу в небе.

– Я всё правильно сделала, сэр? – забеспокоилась каштанка, отметив охватившее меня оцепенение.

Кажется, что проблема недооценки потенциала андроидов намного серьёзнее, чем я думал раньше.

– Ты молодец, Венди! – стараюсь, чтобы мой ответ звучал максимально убедительно для андроида, и забираюсь в кабину. – Всё просчитано идеально.

– Спасибо, сэр!

Replied

продолжение (Глава 22. 4:

продолжение (Глава 22. 4: 2)

 

– Едем домой, Венди.

К стоянке у дверей Барнс-Палас мы подъехали через полминуты после длинного чёрного лимузина. Тот стоит у самого входа в дом. Вижу, как Андре помогает Ларисе выбраться наружу и Заметив подъезжающий “хантер”, она что-то шепчет Ларисе и направляется к створам гаража. Супруга остановилась. Меня ждёт?

Дежурный “гоплит” встрепенулся и чётко отсалютовал металлической рукой сразу всем нам, после чего снова застыл неподвижно, продолжая зорко следить за окрестностями.

Броневик тормозит у въезда в гараж. Надо подождать, когда бронированные створы спрячутся и освободят дорогу. Выпрыгиваю из машины прямо в руки супруги, та ловит меня в объятия и крепко целует в губы.

Ну да, Элле и Марго наверняка за нами наблюдают, как тут сдержаться?! Лариса, наконец, меня отпускает. Прежде, чем “хантер” проезжает в гараж, следуя указаниям Андре, успеваю выхватить из кабины чемоданчик с документами. Двери в дом открываются раньше, чем я успеваю их толкнуть. Приятно, когда тебя так ждут!

– С возвращением домой, мой лорд, – низко кланяется Нити, – леди! Ужин готов, ждём только вас.

За день набралось четыреста одиннадцать анкет!” – спешит сообщить об успехе Палландо.

Горят фонари, трещат цикады, треплет волосы ветерок. Ярко сияют Светильники Арды. Вечер тёплый и удивительно спокойный, мирный. Или мне это только кажется в сравнении с беспокойным и суетливым днём.

Не спешу в дом. Лариса тоже стоит рядышком, прижалась, вся дрожит и с отчаяньем смотрит в небо, отгораживаясь от него ладонью с растопыренными пальцами. Смотрю на то, что мне показывает её дрожащая рука.

Replied

продолжение (Глава 22. 4:

продолжение (Глава 22. 4: 3)

 

На востоке над океаном ярко сияет какая-то звёздочка. Вспыхнула и неестественно быстро карабкается в зенит. Что там, самолёт? Дрон? Крылатая ракета?

Почему так ярко?

Крылатая ракета, мой господин! – информирует меня Палландо. – Возвышение три, быстро растёт, дистанция шестьдесят километров, сокращается!..”

А только что радовался мирному вечеру!

Нуменорцы?! Следом за первой вверх полезла вторая звездочка, а ещё секунд через пять за ней стартует третья, потом четвёртая… сияют так ярко стартовые ускорители. Они разгоняют аппарат до маршевых скоростей и отключаются, сбрасываются в море. Основной двигатель работает без визуальных спецэффектов.

Первая звёздочка уже погасла, за ней тухнет и вторая, третья… я ни на миг не сомневаюсь, что там, над океаном, торопливо рвёт вязкий воздух крылатая смерть. Где-то там, за горизонтом, вражеский корабль стреляет крылатыми ракетами по Целесто.

Издалека откуда-то с юга слышны раскаты грома. Или чего-то иного, очень похожего на гром. Источник звука скрывает стена дома. О! Теперь вижу.

На восток, навстречу неохотно гаснущим звёздочкам, спешит целая стая злых огоньков. Их пролёт намного опережает звук. Тот бьёт по ушам уже после того, как над морем рассыпается угольками неожиданный фейерверк, а ещё через пару секунд яркая вспышка за горизонтом подводит итог недолгому зрелищу.

Все ракеты сбиты, – комментирует Палландо, – корабль противника сильно повреждён ответным ударом!”

Replied

продолжение (Глава 22. 4:

продолжение (Глава 22. 4: 4)

 

Лариса ещё стоит, из-под руки рассматривает зарево на востоке. Воистину, шли по шерсть – вернулись стриженными. Или вовсе не вернулись, тут уж как им повезёт.

– Пойдём, милая! – обнимаю супругу за талию, тяну за собой в открытые двери дома. – Салют окончен.

Нити преданно ждёт в дверях, терпеливо ожидая, когда мы перешагнём порог, и сразу набрасывает на плечи дрожащей хозяйке шерстяной плед. Ларису трясет не от холода, от переживаний. Переоденется – успокоится.

Я прохожу напрямую в столовую, ставлю чемоданчик на банкетку у входа, и попадаю в крепкие объятия Элле. Марго с выражением чувств чуть-чуть от неё отстаёт.

– С возвращением! – золотоглазая неожиданно нежно целует меня в губы и отступает в сторону, освобождая место Марго. Та повторяет действия Элле, но поцелуй разрывать не спешит, закрывает глаза и сильно-сильно ко мне прижимается. Соскучилась.

Боится войны, ведь отец и муж – офицеры.

Том приветственно кивает, но не отводит взгляда от экрана эс-ви. Там на фоне пурпурно-золотого знамени Валинора о чём-то эмоционально вещает Стюарт.

Понятно, о чём. О том, что эльфы – тоже люди, что всем нужно, во-первых, покрепче затянуть пояса, во-вторых,  сплотиться вокруг бла-бла-бла, чтобы дать отпор…

Сами знаете, кому. Ага, и всем остальным тоже.

В столовой собралась вся моя небольшая семья. Без Ларисы, она переодевается под присмотром Нити, а та проследит, чтобы хозяйка не слишком задерживалась.

Сифо гремит посудой на кухне – загружает сервировочный столик. Бри и её егеря внизу, на косе за пляжем, но Палландо их известил, они сейчас подойдут.

Replied

Очень интересно как все

Очень интересно как все жители Барнс-Паласа приймут изменение своего статуса. Конечно не считая Ларисы.
Возможно вовсе без радости. По крайней мере все кроме Марго и Элле.

Replied

продолжение (Глава 22. 5:

продолжение (Глава 22. 5: 1)

 

5

 

– Война, Майки! – шепчет мне в ухо Марго, для чего даже встала на цыпочки. – Нуменорцы внезапно обстреляли ракетами два наших порта, Ов Талас и Пале Шалафа…

Пале Шалафа – крупный десятимиллионный город на крайнем северо-востоке Валинора. В его порту базируется эскадра, что контролирует всё западное побережье материка, где до сего дня шли самые кровопролитные бои с длинноухими “партизанами”, и присматривает за коммерческими водами восточнее.

Ов Талас расположен в восьмистах километрах южнее Пале Шалафа. Это крупный рыбацкий город-порт, там нет военных баз. Только флотилия охраны побережья, три лёгких корвета да с десяток патрульных катеров.

Глупая затея. Бессмысленная. Наши морячки постоянно в тонусе, им не дают расслабиться пираты и контрабандисты, что так и вьются возле побережья.

– …Негодяи попытались уничтожить наши боевые корабли, но получили отпор и сразу отступили…

Не все, некоторые сразу отправились на дно. По меньшей мере, один из тех, что обстреливали Ини Талас.

– …Только что выступил генерал-губернатор. Стюарт зачитал Декларацию о создании Государства Валинор и Обращение к Единым Нациям о признании Валинора девятой[i] Суверенной Нацией. Теперь вот сидим, любуемся флагом нового Валинора. Что будет, Майки?!

Что будет?! Война будет, Марго.

Валинору не простят самовольного объявления независимости.

====================================================

[i]Девятой… - 8 остальных: Скандинавия, Большая Россия, Европейская Британия, Большая Азия, Северная Америка, Индийский Альянс, Широкая Океания, Нуменор.

Replied

продолжение (Глава 22. 5:

продолжение (Глава 22. 5: 2)

 

Признание за эльфами равных прав вызовет бурю возмущения в  Сенате и Конгрессе. Большинство в обеих Палатах у националистов, так что сенаторы и депутаты бездумно проголосуют за торговую и транспортную блокаду Валинора.

Гипершторм уже осуществил блокаду, и разрешения никого не спрашивал. И снимет её, никого не спрашивая.

К тому времени, как будет восстановлено надёжное транспортное сообщение с Землёй, ситуация поменяется, и тогда “Сенат и Народ Единых Наций” проголосует заново так, как будет на тот момент выгоднее.

Менять свои решения политикам не привыкать!

Вслух ничего Маргарите не отвечаю, а Палландо тоже молчит. Невозмутимо открываю чемоданчик, как ранее – кажется, что прошла вечность! – уже открывал посылку от Хранителя Дома, достаю внушительную стопку подписанных конвертов. Вручаю супруге тот, что с этикеткой “для Маргарет Айнуры, леди Майкл Барнс”.

– Твои новые документы, дорогая!

Марго срывает пластиковую заклейку и достаёт гражданскую карту Государства Валинор с золотым драконом. Первая категория[i]! Краешком глаз вижу, как вспыхнули голографические значки. Карта опознала хозяйку, привела привязку. Супруга удивлена,  обрадована до визга. Единые Нации предоставили ей лишь вторую категорию гражданства.

Всё, моя пале на ближайшие пять минут занята увлекательной игрой: прикладывает пальчик к гербу, а затем несколько секунды рассматривает – изучает?! – свой голографический портрет, возникающий в воздухе над картой. Читаю этикетку на следующем конверте.

– …для Томаса Ричарда Скотта из Дома Барнс!

====================================================[i]Первая категория (гражданства). По традиции, установленной Сенатом и Народом Единых Наций, гражданство подразделяется на 5 категорий (рангов). Высшая категория (ранг) даёт право быть избранным в высшие органы власти, руководить работой правительства и любых его агентств, а также всё то, что гарантирует I-ый ранг. Первая категория (ранг) даёт право быть избранным в органы местной власти, руководить работой местных органов самоуправления, управлять опасными промышленными производствами, вдобавок а также всё то, что гарантирует II-ой ранг. Вторая категория (ранг) даёт право избирать, владеть недвижимостью, средствами производства, а также гарантирует все элементарные личные права и обязанности. К этой категории относится большая часть граждан Единых Наций. Третья категория (ранг) гарантирует все элементарные личные права и обязанности. К этой категории граждан относятся несовершеннолетние, а так же те, кто впервые получает гражданство. Младшая категория (ранг) гарантирует лишь базовые права и требует исполнения несложных обязанностей.
Replied

продолжение (Глава 22. 5:

продолжение (Глава 22. 5: 3)

 

Том аж вздрагивает, отрывая взгляд от экрана эс-ви. Сюрприз, хе-хе! Дядюшка растерянно смотрит на конверт в моих руках, и его глаза вспыхивают пурпуром. Он не любит неожиданностей, и потому неохотно встаёт из кресла, вскрывает конверт и бессильно падает обратно.

В его руках переливается голограммами карта гражданина первой категории. То, о чём он так долго  мечтал и давно перестал надеяться. Ему едва хватает сил выдавить из себя: “Спасибо, Майкл!” Дядюшка вертит в руке карту с золотым драконом, его взгляд бездумно упёрся в экран эс-ви, а из глаз катятся слёзы. Всё, на ближайшие пять минут он тоже потерян для общества.

А теперь – главный сюрприз!

– …для Лиэлелоо Виэлы, леди Майкл Барнс!

Элле, которая до этих слов пристально рассматривала сервировку стола, с недоумением перевела взгляд на конверт в моей руке, недолго помялась, а затем робко потянула руку.

– Ну же, Элле, – как ещё ободрить золотоглазую? – это действительно тебе!

Ага, гражданство первой категории, как у Марго и Тома. И такой же, как у них, ворох всяких флаеров[i] с подробными объяснениями прав и обязанностей гражданина, а также с кучей выгодных предложений, приглашений и всякой иной бесполезной ерунды.

– Значит, я больше не забавная зверушка? – золотые глаза супруги быстро наполняются слезами. – Значит, ты не станешь стыдиться наших детей и подрезать им уши?..

Чудо моё, я и в мыслях ничего подобного не держал!

– Что за ерунду такую ты городишь? – обнимаю Элле, шепчу ей в затылок. Уткнулась лицом мне в грудь, плачет.

====================================================[i]флаер – небольшая листовка, выполненная в нескольких красках.
Replied

продолжение (Глава 22. 5:

продолжение (Глава 22. 5: 4)

 

Дядюшка плачет, Лиэлелоо плачет. Хорошо, что Марго… ан нет, тоже плачет. Смотрит на меня как-то нельзя сказать, нехорошо. Странно. Не стоит, милая, так смотреть на живого человека, тем более, на мужа. Я ж не икона какая!

– Почему вы плачете? – Медуза переоделась в домашнее и спустилась вниз. Вошла в столовую, а тут… – Кто-то заболел? Не дай бог, умер?!

Отрицательно мотаю головой, бессильно развожу руками – Элле продолжает крепко меня обнимать и не собирается отпускать. Передаю Ларисе очередной помпезный конверт. Та неуверенно его забирает, читает,

–  Для Ларисы Аминты, леди Майкл Барнс. Что там? – молчу, в ответ улыбаюсь. Медузу не надо понукать, любопытство заставит её заглянуть внутрь. – О!..

Шок. Слов нет, только эмоции. Высшая категория гражданства! Как и у меня. Хорошо, что не плачет.

Когда Нити и Сифо завезли в столовую сервировочные столики с ужином, они тоже получили  конверты с документами граждан Государства Валинор. К этому времени девочки уже полностью взяли себя в руки и помогли мне успокоить разревевшуюся горничную и растерянного повара. Затем к нам присоединилась Бри с егерями, и слезы полились вновь. Отныне они не рабы, не петы, они граждане. Пусть тане получили пока только третью категорию, но лиха беда начало! Главное – люди их признали равными себе. Такими же, как человеческие дети.

Честно говоря, я не ожидал, что решение Стюарта предоставить гражданство всем эльфам Валинора, произведёт на них столь поразительный эффект. Не додумал. Привык относиться к гражданству Наций, как к формальному, пусть даже важному, званию, и только.

Replied

Интересно, а андроиды тоже

Интересно, а андроиды тоже гражданство получат?
А Палландо? Или о нем Генерал - Губернатор не знает?

Replied

продолжение (Глава 22. 6:

продолжение (Глава 22. 6: 1)

 

6

 

Обычно утро начинается слишком рано, чтобы выспаться после непростых вечерних новостей. Эмоции у моих тане бурлили всю ночь, а сегодня, хотя семья и домочадцы дружно собрались в столовой, многие зевают в платочки. Даже магия не помогает.

Спать некогда. У меня по плану знакомство с подчинёнными и собеседования с гражданами, изъявившими желание вступить в Добробат. Ларису на стоянке у дверей дома с восьми утра ждёт лимузин, чтобы доставить хозяйку в “Нидис индастри”. Вчера супруга навела там шороху, но подобные авгиевы конюшни за день не разгребёшь. За месяц-другой, быть может, но исполнители, как кони царя Авгия, обязательно навалят ещё. На Элле и Томе все хозяйственные дела нашего немаленького дома, их всегда много.

Только Марго сегодня более-менее свободна, имеет возможность поспать-поваляться, сколько захочет, но сидит вместе с нами за общим столом.

Ночь насыпала от всей своей тёмной души изрядную кучу новостей. О них с экрана эс-ви нам бодро вещают дикторы “Визио Целесто”.

Транспортные порталы до сих пор не работают, но обмен информацией с Землёй уже полностью восстановлен. С раннего утра по времени Сентрополя, – в Целесто была глубокая ночь, – Конгресс Наций бурно обсуждает заявку Государства Валинор на присоединение к “дружной семье” Единых Наций. Правда, дружбы между восемью Суверенными Нациями сейчас не обнаружить даже в самый сильный микроскоп. Семейных отношений нет, и никогда не было. Не считать же семьёй стаю пираний, рвущих добычу?!

Replied

продолжение (Глава 22. 6:

продолжение (Глава 22. 6: 2)

 

Вот и Суверенные Нации не семья, а стая… или львиный прайд. Человечество объединилось, чтобы отобрать назад свою планету у эльфов и отомстить им за Вторжение. В итоге длинноухим всыпали так, что и свою освободили, и их собственную планету захватили. Справедливый делёж добычи, скажу я вам, сложнейшее мероприятие! Особенно, когда этим занимаются семь злых хищников.

Оценив все сложности процесса, Сенат и Народ Единых Наций постановили добычу не делить, а сформировать на захваченном у эльфов тане материке Нуменор новую, восьмую Суверенную Нацию. И всё бы хорошо, вот только по неясной для большинства людей причине в руководстве новой Нации засели исключительно представители Скандинавии, Великой Британии и Северной Америки. Наверное, потому что в Нуменор переселились в основном европейцы и североамериканцы.

Колонистов не ждали райские кущи. Кровопролитная война сожгла земли Нуменора дотла, и фермеры не рассчитывали вырастить первый полноценный урожай раньше, чем лет этак через сто, но Сенат и Народ приняли проблемы новых нуменорцев, как свои собственные и нашли средства на рекультивацию земель. Вдобавок выделили колонистам обильную материальную помощь техникой, семенами, удобрениями и финансами.

Всем понятно, что изрядная часть денег прилипла к рукам чиновников из правительства Единых Наций, но ведь и поселенцам тоже кое-что перепало! Беда, что финансовые и иные ресурсы изъяли из тех объёмов, что уже были выделены на рекультивацию освобождённых территорий на Земле. 

Replied

"сформировать не захваченном

"сформировать не захваченном у эльфов" "НА".

Replied

Реакция на получение 

Реакция на получение  гражданства интересная, вызывает размышления:

- насколько плохо с ними обращались, что так радуются ?

- они радуются равенству с угнетателями ?

Хотя, смотря на то, что и как происходит в Латвии с этим - наверное и здесь что-то подобное. 

Replied

adminfant пишет: Реакция на

adminfant пишет:

Реакция на получение  гражданства интересная, вызывает размышления:

- насколько плохо с ними обращались, что так радуются ?

- они радуются равенству с угнетателями ?

Хотя, смотря на то, что и как происходит в Латвии с этим - наверное и здесь что-то подобное. 

Согласна, реакция интересная.
Мне вот что непонятно. Эльфы были рады своему рабскому положению в человеческом обществе т.к. такой статус освобождал их от клятв перед князьями эльфов и избавлял от жуткой беспросветной зависимости, налагаемой этими клятвами.

Что будет с эльфами, получившими гражданство Единых Наций? Сохранят ли они защиту от власти князей эльфов, которую им предоставило человечество?

Replied

продолжение (Глава 22. 6:

продолжение (Глава 22. 6: 3)

 

Тех, что принадлежали России, Индии, Азии и Океании. Естественно, им подобный поворот в политике правительства Единых Наций не понравился. В ответ они полностью свернули своё участие в программах помощи Нуменору, чем сильно расстроили европейцев и североамериканцев. На фоне быстро растущих проблем война с Валинором выглядела удачным выходом из политического тупика.

Общий враг, знаете ли, объединяет!

Вторую эльфийскую развязал Нуменор с подачи Америки и Скандинавии, а потащили её на своих плечах Британия вместе с Россией. Океания чуть-чуть помогала им в меру своих невеликих возможностей. Азия от общения с Ардой полностью устранилась. Её примеру последовала Индия.

Помощь прочих Наций свелась к вывозу трофеев и, конечно, поставке боеприпасов, оружия и техники. Оружейные бароны Скандинавии, Британии и Северной Америки радостно считали прибыль и желали, чтобы война длилась как можно дольше. По большому счёту, ни одной из Суверенных Наций, кроме Нуменора, земли Валинора были не нужны. У Нуменора с аппетитом всё было в порядке, но не хватало ни людских резервов, ни ресурсов для колонизации ещё одной территории размером с Африку.

Первая эльфийская война началась в ответ на Вторжение, шла как операция возмездия. Люди мстили убийцам и умирали за то, чтобы Вторжение никогда более не повторилось. Формально вторая война стала ответом на рейды эльфов. Те всё чаще открывали порталы и малыми группами вторгались на Землю, терроризируя мирное население. Человечество не стало ждать повторного масштабного Вторжения и нанесло упреждающий удар.

Поначалу и высадка на побережье Валинора, и последующие тяжёлые бои в глубине материка не ставили задачи захватить и удержать территорию.

Replied

продолжение (Глава 22. 6:

продолжение (Глава 22. 6: 4)

 

Сенат и Народ требовал от Армии Наций полного опустошения земель Валинора и поголовного истребления всех эльфов. Длинноухие двенадцать лет отчаянно сражались на побережье, и не пускали Армию Наций вглубь материка, опираясь на густые джунгли, леса и  болота.

В восемьдесят пятом командующий войсками в Валиноре генерал Стивен Кларк, получивший у солдат прозвище “Неистовый” за свою ненависть к эльфам, отдал приказ применить дефолианты, и фронт сдвинулся вглубь материка. Сначала леса и джунгли убивали специальными ядами самолёты, а сушь выжигали пожарами. Под конец землю освобождали от корней бронированные бульдозеры.

Эльфы отступали, огрызались, копили силы, а как-то даже нанесли мощный удар магией по передовым подразделениям Армии Наций и убили больше людей, чем погибло за все предыдущие двадцать лет войны.

Весной девяносто шестого года "Неистового" Стива Кларка отозвали на Землю. На его место назначили генерала Джеймса Стюарта. Того самого, кто предложил использовать на этой войне мощные бульдозеры, за что и получил своё прозвище.

Стюарт не чувствовал патологической ненависти к эльфам, не призывал к тотальному истреблению длинноухих и полной вырубке древних лесов. Напротив, теперь леса и джунгли аккуратно расчищались. Ценная древесина шла на продажу, а всякие неудобья заново засаживались наиболее ценными породами деревьев вроде малори и ардского кедра. Фронт медленно, но уверенно, пошёл вперёд. По сотне-другой метров в месяц, не более.

Replied

продолжение (Глава 22. 7:

продолжение (Глава 22. 7: 1)

 

7

 

Накал первых лет боёв остался в прошлом, сгладилось былое ожесточение отдельных схваток. Лет, наверное, с десять назад фронт Второй эльфийской войны дополз до Серединного хребта и окончательно встал.

Люди прочно оседлали горный хребет. Северо-западные склоны столь же надёжно держали эльфы. Масштабных сражений обе стороны теперь избегали, война ограничилась отдельными стычками разведгрупп и многомесячными упорными боями за очередную “избушку лесника”.

Уцелевшие в боях пале и тане не спешили покидать густые леса, изредка устраивая глубокие рейды ради мести или для сбора сведений о новых хозяевах Валинора. Теперь они охотно захватывали пленных для последующего обмена,  активно налаживали контакты с партизанами, криминалом и втайне от властей понемногу вели меновую торговлю.

Война прекратилась сама собой. В новую драку никто лезть не спешил. Люди с большим трудом контролировали уже приобретённые в боях обширные пространства и совсем не горели желанием идти вперёд и увеличивать и без того неподъёмную ношу.

У эльфов просто кончились ресурсы, силы и желание воевать.

За годы Второй эльфийской вокруг нужд войны выросла целая индустрия. Появились олигархи, живущие доходами с продажи амуниции, вооружений и добытых ценностей. Вот они и толкали Армию Наций к походу на запад, за Серединный Хребет.

В Сенате лоббисты оружейных компаний негодовали, требуя новых побед, икритиковали генерала Стюарта за пассивность. Обычно на их ор не обращали внимания, так как тактика генерала резко снизила расходы на войну и потери личного состава.

Replied

продолжение (Глава 22. 7:

продолжение (Глава 22. 7: 2)

 

Но сейчас большинство в Конгрессе негодовало и уже несколько часов бурлило злобой. По общему мнению, генерал-губернатор Стюарт не имел права объявлять Валинор девятой Суверенной Нацией. Этой декларацией он серьёзно превысил свои полномочия.

Особенно много крика вызвали подготовленный в администрации генерал-губернатора проект “Договор о мире в Валиноре”, а указ Стюарта “О гражданских правах эльфов” буквально взорвал огромный зал Дворца Наций. Конгрессмены от Северной Америки и Скандинавии вопили о новом Крестовом походе в Валинор ради наведения порядка.

Призывы представителей Большой России к снижению уровня пропагандистской риторики никто не слушал. В гробовом молчании конгрессмены прослушали выступление бывшего генерал-губернатора, а ныне Верховного Правителя Государства Валинор, сэра Джеймса Стюарта и без дальнейших дебатов приступили к тайному голосованию. Лариса и я не стали ждать его итогов, а сбежали из-за стола. Дела, знаете ли, сами себя не сделают.

Лимузин увёз Медузу и Андре в главный офис “Нидис индастри”, а  Венди повела мой броневик на Седьмую аллею, в здание бывшего муниципалитета, где теперь расположится комендатура Восточного военно-административного рейона.

Буду знакомиться с подчинёнными.

Там, на стоянке перед входом, меня с нетерпением ждут комендантский взвод и рота штурмовой пехоты. Ехать нам недолго, от силы минут шесть-семь: километра два по Восточной магистрали вдоль пляжа, затем свернуть влево, на Седьмую аллею, потом проехать пару километров по прямой.

Да, вряд ли больше.

Replied

"икритиковали генерала

"икритиковали генерала Стюарта" пропущен пробел после "и".

"Особенно много крика вызвал пподготовленный в администрации генерал-губернатора “Договора о мире в Валиноре”" - Подготовленный и ДоговоР.

Replied

продолжение (Глава 22. 7:

продолжение (Глава 22. 7: 3)

 

Раньше по аллеям и бульварам Пригорода ни разу не проезжал, дела вели меня или сразу в Центр, или в индустриальные районы северо-запада. Мне вполне хватало Восточной магистрали и Объездного шоссе.

Жители Пригорода считают Седьмую аллею самой живописной. Наверное, из-за обилия земных громадных пальм и всяких кустарников с яркими цветами. Не знаю, мне Седьмая не приглянулась – возможно, потому, что голова была занята мыслями о деле, а не о городских красотах.

Броневик проскакивает мимо пальм, сбрасывает ход и поворачивает влево, к комендатуре Восточного военно-административного района, что подтверждает вывешенная над входом информационная таблица. Когда успели?!

Просторную стоянку перед фасадом занимают солдаты. С краю пугливо жмутся кучкой десятка три гражданских. Венди с трудом выводит броневик на единственное свободное место - зато по центру парковочной площадки. Дверь “хантера” умело открывает и придерживает мастер-сержант.

Комендач – красный берет, городской камуфляж – ждёт, пока я выберусь наружу и поправлю форму, выверенным жестом мягко прикрывает бронированный створ и небрежно бросает ладонь к виску.

– Альваро Гарсия, сэр! Исполняю обязанности командира комендантского взвода, сэр! По приказу генерал-губернатора прибыл в ваше распоряжение, сэр.

Ясно: латинос, недавно с Земли, раз не успел избавиться от характерного испанского акцента. Пригород населяют в основном выходцы из Британии, испаноязычных тут мало, и они быстро исправляют своё произношение, поскольку здесь говорят в основном по-английски.

– Добро пожаловать, мастер-сержант! – козыряю в ответ, протягиваю руку, Альваро с готовностью её пожимает. Чуть скованно, недоверчиво. – Давно с Земли?

Replied

продолжение (Глава 22. 7:

продолжение (Глава 22. 7: 4)

 

Одно дело – это предполагать, другое – знать точно.

Первый взвод личной комендантской роты? Так, помнится, говорил Стюарт?! Ха-ха! Четвёртый, резервный, не хотите ли?!! Нет? Всё равно получите, распишитесь.

Англичане ненавидят испанцев, и это чувство взаимно. Обоюдная неприязнь лишь усилилась, когда оба народа вошли в состав Суверенной Британии. Первое время её сдерживал общий для землян длинноухий враг. Позже гордые идальго уверились, что коварные гринго их поработили и нещадно эксплуатируют, сами же англичане считают выходцев с Пиренеев бездарными лентяями, неспособными нормально работать и получать результат.

Уверен, что остальные двадцать пять комендачей тоже латиносы. Выходцы с юго-запада Европы, или с Кубы. А, может быть, из Центральной Америки. В нынешней непростой ситуации Стюарт опасается держать вблизи тех, кому не доверяет, а потому передал солдат сомнительной лояльности мне под начало.

Отсюда и недоверие к протянутой мной руке.

Истинные джентльмены, тем более аристократы, брезгуют пожать руку латиносу, пусть даже мастер-сержанту. Вот был бы тот заслуженным ветераном, участником войны! Но поведение сержанта подсказывает мне, что взвод в боях в Валиноре ещё не участвовал. Опоздал во фронтовую мясорубку, та уже закончилась.

На мой вопрос Альваро ответить не успевает, его на полуслове прерывает оглушительный рёв, летящий откуда-то с верхних ступеней лестницы: “Рота, смирно!”

Солдаты перед комендатурой построены повзводно, отдельной коробочкой застыли комендачи. Даже бестолковые гражданские подтянулись и выровнялись. Поднимаю взгляд чуть вверх. Ищу глазами этого голосистого.

Ба! Знакомое лицо!! Не ожидал.

Replied

продолжение (Глава 23. 1:

продолжение (Глава 23. 1: 1)

 

Глава двадцать третья

 

1

 

Офицер в лесном камуфляже с нашивками планетарной пехоты резво сбежал по ступеням вниз, подошёл и щёгольски вздел руку в воинском приветствии.

– Сэр! Майор, сэр! Рота планетарной пехоты…

– Вольно, – прерываю рапорт Решетова, уже капитана, и добавляю по-русски, – искренне рад вас видеть, Максим Леонидович!

– Вольно! – громогласно дублирует команду Решетов и крепко пожимает мне руку. – Рад служить под вашим командованием, Михаил Александрович.

Не ожидал от Стюарта, что он отпустит ко мне своего верного “оруженосца”. Мог бы оставить капитана при себе в качестве если и не адъютанта, то офицера по особым поручениям. Видимо, сэр Джеймс желает меня усилить и одновременно очень боится этого моего усиления. Ведь сейчас, в столь сложный момент для Валинора, моя легитимность как независимого владыки, выше той, что имеет самозваный Верховный правитель Валинора.

Решетова он давно знает и доверяет ему больше, чем мне.

Да-да, намного больше!

Просто потому, что Максим никакой особой властью помимо своей роты, не обладает. Обычный капитан. Пехтура. Вернее, штурмовик. Очевидно, что Максим, по замыслу сэра Джеймса, должен удерживать меня в рамках, определённых Стюартом, и вовремя “настучать”, если я поведу себя как-то не так. Наивный британец! Максим не станет сливать информацию на сторону, даже генерал-губернатору. Не тот он человек!

Replied

продолжение (Глава 23. 1:

продолжение (Глава 23. 1: 2)

 

– Прошу прощения, сэр! – полный лысый человечек в гражданском костюме незаметно подошёл слева и сдержанно поклонился. – Разрешите представиться: Айзек Льюис, до вчерашнего дня служил управляющим в том комплексе зданий, где сегодня размещается комендатура.

Какой бесцеремонный тип! Обычный хам, считающий что ему всё позволено, или?!..

Положение обязывает меня быть вежливым.

– Майор Барнс, военный комендант Восточного района, – сухо киваю, руки для пожатия не протягиваю и всем своим видом демонстрирую крайнюю степень раздражения. – Будем знакомы, мистер Льюис.

Нагло лезть к офицерам во время проведения воинского ритуала? Зубы жмут, да? Или человечек полагает, что на людях ему простят любое хамство?

Решетов привык держать себя в руках, а Альваро тянется было к кобуре, сдерживается, от греха убирает руки за спину, где судорожно сжимает кулаки и хищно ухмыляется. Айзеку – или, всё-таки, Исааку? – всё нипочём.

– Ой, да кто сегодня в Пригороде не знает сэра Майкла?! – Льюис ещё раз кланяется, грустно сверкнув маленькими карими глазками, и привычно вытирает широченным платком капельки пота с крупного носа. – Ваша вчерашняя речь произвела у нас фурор!

Нос у Айзека приметный, он громаден по величине и будто бы живёт своей жизнью, отчего глаза владельца постоянно выпучены наружу и кажутся ещё грустнее.

– Таки снова простите меня за дерзость, сэр, но работники всех этих зданий меня отрядили точно узнать, они таки уволены или по-прежнему имеют здесь работу?

Replied

продолжение (Глава 23. 1:

продолжение (Глава 23. 1: 3)

 

Говорили бы на русском – назвал бы акцент Айзека “одесским”. Он намеренно коверкает правильную английскую речь, отчего очень хочется съездить наглецу по морде… или начать передразнивать. Почему-то кажется, что Льюис – или Леви? – откровенно провоцирует меня, что своим наглым поведением, что характерным акцентом.

По необходимости Айзек, я уверен, вполне способен чисто говорить и по-английски, и по-русски, и по-испански, пусть даже его родной язык – иврит.

Айзек зачем-то хамит, напряжённо ожидает моей реакции и пристально – невежливо, нагло, недоверчиво – вглядывается в наши лица. Изучает, мать его факеншит!

Во время Вторжения народу израилеву очередной раз не повезло. Магия эльфов стёрла с лица Земли и Государство Израиль, и наиболее популярные у “избранных” мегаполисы Северной Америки и Европы.

В то же время еврейская диаспора отчасти сохранила позиции в России, в мелких городках Америки и европейского юга, но нигде особым влиянием не обладала и потому, в полном соответствии со своими традициями, попыталась его приобрести и максимально увеличить.

Пока большинство землян мобилизовались и напрягали все силы в борьбе с пришельцами, поведение некоторых представителей “избранного” народа чуть не возродило давно забытые погромы и немыслимую в новых условиях расовую нетерпимость.

И это на фоне колоссальных людских потерь, когда инопланетные завоеватели убивали всех людей без разбору, не глядя на цвет кожи, разрез глаз, пол и возраст.

Replied

продолжение (Глава 23. 1:

продолжение (Глава 23. 1: 4)

 

Не представляю, что такого нужно было сотворить, чтобы Сенат и Народ Единых Наций приняли по этому поводу специальное постановление: запретили допуск лиц соответствующей национальности в любые органы власти выше уровня муниципалитета.

Глупое  дело, вредное, злое. И бессмысленное.

Те, кто успели пролезть во власть, там и остались. Пострадали простые работяги и труженики, а они как раз были не причём. Дальнейшие действия властей в очередной раз показали, что история никого ничему не учит. Они серьёзно подорвали доверие вечно преследуемого народа к Единым Нациям вообще и соседям по планете в частности. В итоге с одной стороны – саботаж, подпольная пропаганда, все виды протестной деятельности, с другой – судебное преследование, поражение в гражданских правах и высылка за пределы обустроенных территорий…

Странное поведение мистера Льюиса связано с недоверием к власти, опасением за налаженную жизнь и сомнениями в завтрашнем дне. Чего бедному гражданскому чиновнику ждать от военного коменданта, аристократа?!

Ничего дурного, если работник справный. Мне безразлично, какой длины его уши или нос, если дело исполняется точно и в срок.

– Успокойте всех, кто вас направил ко мне, мистер Льюис, успокойтесь сами, и подходите к одиннадцати часам в мой кабинет, – Айзек по-прежнему смотрит на меня с недоверием. Добавляю в слова искренности. – Уверяю, мистер Льюис, честным труженикам нечего опасаться.

К поселившейся в глазах чиновника вселенской грусти добавляется откровенный страх. Хм, интересно…

– Спасибо, сэр! – Айзек низко кланяется, демонстрируя выступивший на лысине обильный пот. – Позвольте идти, сэр?!

Replied

"попыталась приобрести" -

"попыталась приобрести" - "попыталась Его приобрести".

Replied

продолжение (Глава 23. 2:

продолжение (Глава 23. 2: 1)

 

2

 

Внутри здание комендатуры скорее напоминало дворец, чем чиновничье гнездо. Барнс-Палас, бесспорно, тут проигрывал по уровню роскоши. На входе треугольный фронтон на четырёх колоннах уступает по своей стоимости тяжеленной двухстворчатой двери. Чёрный ардский дуб – самая дорогая древесина Валинора. На первом этаже пол горделиво сверкает полированным гранитом. Стенные панели из драгоценного дерева внушают посетителям трепет и уважение. Кабина лифта блестит золотом и дорогими зеркалами. Два следующих этажа выстланы паркетом, а стены укрыты панелями. Всё – из редкого серого клемана[i]. Золотая отделка слепит глаза. 

Честное слово, будто в музей попал! Сколько же чиновники вбухали сюда государственных средств? Зачем? Неужели в Пригороде нет мест, где деньги и дорогие материалы были бы нужнее?

Решительно открываю тяжёлую дверь, прохожу в свой кабинет – тут площадь, наверное, в десятую руда[ii], не меньше, – сажусь во главе длиннющего стола. Моё кресло больше похоже на трон, остальные скромнее. Очевидный намёк на то, что посетители должны знать своё место.

Мне категорически не нравятся тяжёлые шторы и воздушные гардины между ними, раздражает окружающий пафос. Подобной роскоши даже во Дворце Двух Дерев нет! Она более прилична королю или Верховному правителю, но не майору, пусть даже военному коменданту.

====================================================[i]Серый клеман – одно из драгоценных деревьев Арды с крупными перистыми листьям и свисающими с вершины вдоль ствола гирляндами ярких цветом. Вечнозелёное, вечноцветущее. Известно своей прочно древесиной цвета мокрого асфальта.

[ii]Руд – британская мера площади, 1 руд = 1011,7 квадратных метра.

Replied

продолжение (Глава 23. 2:

продолжение (Глава 23. 2: 2)

 

Главный плюс помещения – огромный т-образный стол, за который легко усядутся все офицеры и командиры Добробата. Есть и небольшой круглый столик с парой кресел для бесед тет-а-тет. Что тут ещё? Шкафы с книгами. Судя по вычурным корешкам, там стоят своды законов и сборники комментариев к ним. Вплотную к шкафам – мягкие кресла для удобного чтения всех этих книг.

О! А это что? Бар-холодильник! Полезная вещь.

Вообще-то тут, в Восточном пригороде круглый год царствует весна, и тут не бывает многодневной удушливой жары. Морской бриз остужает городской воздух не хуже любого кондиционера. Настоящее пекло иногда набегает после полудня и тогда висит часа три-четыре. Бывает, что раскалённый воздух прилетает на Целесто издалека, с невысоких горных плато, холмов и равнин Запада, как расплата людям за уничтожение тысячелетних лесов. Вот тогда жара властвует пару-другую дней, и все мысли крутятся вокруг стакана холодной воды. Нет, бар-холодильник здесь не роскошь. Суровая необходимость!

Поднимаю взгляд, что я пропустил?!

Не заметил две большие стерео панели. Сейчас они убраны под потолок, одна висит над центром стола, другая – над дальним торцом. Только теперь обращаю внимание на пульт управления эс-ви центром. Он таился в нише под столешницей, куда, наверное, удобно прятать пистолет. Беру пульт, опускаю дальнюю панель, включаю эс-ви и поворачиваю экран к себе.

Что там, кстати, с голосованием в Конгрессе Наций?

“Визио Целесто” в который раз крутит то самое выступление генерал-губернатора Стюарта, где он объявляет себя Верховным правителем Валинора и просит Сенат и Народ признать Валинор девятой Суверенной Нацией.

Replied

продолжение (Глава 23. 2:

продолжение (Глава 23. 2: 3)

 

Одновременно бегущая строка информирует зрителей, что Сенат и Народ Единых Наций рассмотрели это обращение, но никакого решения пока не приняли. В настоящее время всё ещё идёт подсчёт голосов.

Странно, чего их считать?! Всех депутатов вместе с сенаторами и тысячи не наберётся, и считают не люди, а искин. От голосующего человека нужно совсем немного: сунуть личную карточку в приёмный слот интерфейса, выбрать “за” или ”против” – и всё. Готово! Невеликий труд, минутное дело. Ну, или пяти минут, если очень не спешить. А прошло уже не меньше часа.

Кажется, грядут проблемы.

Главная из них для меня – Армия Наций. Всякий гражданин, поступая на военную службу, сначала приносит общую гражданскую присягу Сенату и Народу… да-да, куда без неё?! Засада для солдат и офицеров прячется в самой сути данной клятвы. Она не настоящая, а предварительная. Гражданин обязуется беречь и защищать те самые Единые Нации, а Сенат и Народ в ответ от своего имени обещают регулярно осыпать потенциального героя всяческими благами.

Ага, что-то вроде договора о намерениях, который на самом-то деле ни к чему не обязывает обе стороны, а лишь определяет ориентиры и перспективы совместного существования гражданина и государства в будущем.

Я, например, приносил присягу Нациям на первом курсе Военно-технического колледжа в славном городе Воронеж, и обязался выступить на защиту Сената и Народа после бесплатного обучения на погонщика. Когда же попал в боевую часть, дополнительно принёс уже боевую присягу.

Да-да, ту самую, в которой клялся подчиняться своему военачальнику – генерал-губернатору сэру Джеймсу Стюарту – и беспрекословно исполнять легитимные приказы командира. С этого момента именно Стюарт и только он олицетворял для меня те самые “Сенат и Народ Наций”. Все прочие военачальники, кроме моих непосредственных командиров, какие бы погоны те не носили, шли бы сами знаете куда. Иначе никак!

Replied

продолжение (Глава 23. 2:

продолжение (Глава 23. 2: 4)

 

Ведь если всякий особо умный солдат или офицер начнёт по собственному разумению решать, как оберегать Сенат и Народ Наций, армия превратится в бардак и утонет в хаосе. Когда солдат или офицер переходит в подчинение к другому военачальнику, они заново приносит ему боевую присягу. Для воинских частей Валинора неважно, что Стюарт провозгласил Суверенное Государство Валинор и назначил Верховным правителем себя любимого. Его право.

Клятва-то всё равно действует!

Для Решетова и Гарсии – безусловно.

Для меня же боевая присяга утратила своё значение месяц назад. В тот самый момент, когда я покинул Армию Наций и вышел в отставку.

Никаких клятв с меня не требуют, да и права такого не имеют. Владетель Барнс – независимый государь, а майорат Барнс никогда не был частью Единых Наций. Моё участие в подавлении мятежа с точки зрения законов Наций оценивается просто как помощь союзнику.

Стюарт, без сомнения, осознаёт все эти юридические извивы и активно их использует в своих интересах. Этим и объясняется его предложение именно мне, как союзному военачальнику, сформировать в Пригороде гражданскую милицию в интересах Государства Валинор, для чего мне и выделяют весьма скромные ресурсы.

Стюарту не нужен ещё один хай-офицер в Армии Валинора. Своих вдоволь. Ему необходим союзник.

Осознают ли Решетов, Гарсия, все прочие солдаты и офицеры батальона эти хитросплетения военной политики?

Replied

Да, тема для размышлений -

Да, тема для размышлений - зачем Стюарту требуется союзник. Надо подумать.

Replied

продолжение (Глава 23. 3:

продолжение (Глава 23. 3: 1)

 

3

 

Уверен, что Решетов с Гарсией понимают все плюсы и минусы перехода под моё командование. Первых намного больше, и главный из них – безупречность их воинской службы с точки зрения законов Единых Наций независимо от дальнейших действий Стюарта в качестве Верховного правителя Государства Валинор. Минус, по сути, только один. Майорат Барнс в сравнении с любой Суверенной Нацией или Валинором – моська рядом со слоном. Все его гарантии и обещания стоят не слишком много, пока их не подтвердят главные действующие лица.

Но Стюарт их подтвердил и даже выделил финансирование. В любом случае, мои подчинённые в этом уверены.

Им хватает моего вопросительного взгляда, чтобы вытянуться по стойке “смирно” и активировать личные планшеты. Я, как требует Устав, выхожу из-за стола, встаю к ним лицом и прижимаю правую ладонь к сердцу. Слова боевой присяги коменданту Восточного военно-административного района и майорату Барнс звучат отчётливо и твердо, их моментально подтверждают искины планшетов, регистрируют Палландо и административный искин Дворца Двух Дерев.

С этого момента Максим и Альваро – мои люди.

Дружно возвращаемся за стол. По совести, принятие боевой присяги, особенно такой, нужно отпраздновать. Увы, времени на загулы нет, война на пороге. Личный состав батальона нужно включить в штатное расписание, разместить в казармах, накормить, снарядить, вооружить.

Обучить, наконец.

Replied

продолжение (Глава 23. 3:

продолжение (Глава 23. 3: 2)

 

Реальный боевой опыт имеется только у Решетова и пяти сержантов его роты, прочие солдаты, в том числе и комендачи, – типичное “мясо”, необстрелянная “зелень”. Учить их и учить. А где взять наставников?

В воинской части, после боевой присяги, меня и остальных “молодых” сержантов-погонщиков инструктировали и доучивали офицеры с реальным боевым опытом.

В Добробате, помимо Решетова, числятся ещё четыре якобы офицера. Все они юнцы – филди, едва завершившие учёбу и получившие свои звания. У них нет ни боевого стажа, ни опыта тылового командования. В настоящей армии их страховали бы и поддерживали бы опытные взводные сержанты, но в моём батальоне все – зелёная “зелень”.

Других, увы, нет.

Зато есть Бри со своими длинноухими девчонками, опыта у них в избытке – правда, приобретён он по другую сторону фронта… сомневаюсь, чтобы мои тане согласились бы учить посторонних людей, солдат, да и те пока не дозрели до столь радикальной смены отношений с эльфами. Крутись, майор, как хочешь.

Хоть сам учи солдат!

Втроём быстро раскидываем-приписываем весь личный состав по казармам, решаем вопросы питания, отдыха и всякой там прочей нудной, но неизбежной бытовухи. Параллельно краем глаза смотрим новостной канал “Визио Целесто”.

Повтор выступления Стюарта закончился, теперь военные корреспонденты сообщают о ночном нападении флота Суверенного Нуменора. Корабли нашего соседа по планете обстреляли ракетами гавани Валинора. В Ини Талас, Ов Талас и в Пале Шалафа корветы береговой охраны успешно отбили атаку, жертв и разрушений нет, а вот в небольшом портовом городке со скромным названием “Первая Гавань”, что всего в ста пятидесяти километрах к северо-востоку от Целесто, разрушено много домов. Погибли люди, у причала затонуло рыболовное судно.

Replied

продолжение (Глава 23. 3:

продолжение (Глава 23. 3: 3)

 

Не понимаю, какой смысл в атаке на мирный город? В Первой Гавани нет военных объектов, и нуменорцам это известно. Думаю, добровольческие роты, батальоны и бригады теперь появятся в каждом прибрежном населённом пункте…

Как будто в ответ на мои мысли “Визио Целесто”запустило вслед за новостями моё вчерашнее выступление перед жителями Пригорода. Что тут сказать? Говорил, искренне, эмоционально, убедительно, без подсказок и шпаргалок. Разве что на броневик на полез!

Сам себя не узнаю. Не видел, чтобы кто-то вёл съёмку профессиональной аппаратурой. Значит, обработка любительской съёмки. Очень качественная, скажу я вам.

Одновременно в дополнительных окошках выступают жители Пригорода со своими комментариями. Бьют себя в грудь, клянутся, все как один, встать на защиту, меня называют исключительно “наш команданте”.

В конце сюжета скромненько так сообщают, что Верховный правитель Валинора сэр Джеймс Стюарт, отвечая на многочисленные обращения сограждан, издал Указ о формировании добровольческих отрядов, и командиром первого батальона назначил майора Барнса. Теперь и Решетов, и Гарсия глядят на меня с неприкрытым уважением, а я не спешу возражать Стюарту. Мои мысли заняты поиском наставников для солдат и, кажется, я придумал, откуда их взять. У кандидатов в добровольцы!

На этот момент получено пятьсот семь анкет, – беззвучно транслирует Палландо, – в тридцати семи указано, что добровольцы выслужили звания пти-офицеров, трое имеют звания филд-офицеров. Все в отставке по возрасту, все сняты с воинского учёта…”

Быть добровольцем возраст ни разу не помеха!

Replied

продолжение (Глава 23. 3:

продолжение (Глава 23. 3: 4)

 

Да, в бою “ветеранам” точно не место, зато среди них наверняка отыщутся инструкторы боевой подготовки, столь необходимые моим солдатам. Возможно, среди стариков найдутся и опытные хозяйственники. Батальону требуется надёжный тыл. И, конечно, хорошее снабжение.

Всё прояснит собеседование с кандидатами, а пока приходится обходиться теми, кто есть. Одного из юных филди ставлю командиром комендачей, Решетова назначаю своим заместителем. Тут альтернативы нет, и Стюарт, я уверен, иных вариантов не рассматривал. И ладно, меня кандидатура Максима полностью устраивает, да и для него самого эта должность отличный шанс набрать стаж для производства в хай-офицеры.

Себе же для собеседования оставляю кандидатуры самые непростые и заковыристые – прежде всего, офицеров в отставке, гражданских специалистов и кое-кого из тех, кто, судя по анкете, никакого отношения к армии никогда не имел. В сумме полсотни кандидатов.

Всех прочих сбрасываю в работу Решетову и его офицерам. Им остаются случаи очевидные и простые, где в анкетах указано, что кандидат отслужил срок в Армии Наций на рядовых должностях, и готов послужить ещё дозорным, охранником, оператором дронов.

Гарсию отправляю вниз, к солдатам, обустраивать и обихаживать личный состав батальона, ему это занятие полезно для выслуги в чиф-сержанты. Едва успеваю принять боевую присягу у филди, как Венди – она расположилась у двери в мой кабинет в роли секретарши и адъютанта – заводит в мой кабинет Айзека Льюиса и тех гражданских, кто, помнится, потерянно толпились рядом с солдатами.

Replied

продолжение (Глава 23. 4:

продолжение (Глава 23. 4: 1)

 

4

 

Здороваюсь, рассаживаю всех за теперь уже своим длинным столом. Вглядываюсь в лица. Одни бледные, другие покрасневшие, в нервных пятнах – на любой вкус. Люди растеряны, волнуются. Те, кто одеты беднее, очевидно, латиносы. Их больше всего.

Сородичей мистера Льюиса трое, они выглядят богаче прочих. Остальные – скромные служащие, обычные офисные мыши. Мужчин и женщин в компании примерно поровну, нет ни молодых, ни совсем уж дряхлых. Опытные работники, не школьники.

Айзек торопливо представляет спутников, и мне сразу становится понятна причина его переживаний. Бригадой уборщиков – или, как их называют в Целесто, специалистов по клинингу, – руководит супруга Айзека, миссис Фира Льюис, крупная дама в возрасте. Поварами и всей обслугой того кафе-ресторана, что размещён в цокольном этаже здания, распоряжается тесть Айзека, мистер Эйб Коэн, высокий тощий старик с выправкой ветерана-фронтовика, а в команде девочек-бухгалтеров и иных офисных мышек присутствует некая мисс Рэйчел Льюис, – по-видимому, дочь Айзека. Похоже, что тут семейный подряд!

Натуральная мафия, факеншит!!

Мистер Льюис докладывает и сильно потеет. Переживает за семью, что вполне понятно. Работу в столице найти сейчас крайне трудно. Тем более такую “не пыльную”. Тем более для лиц… хм, непопулярного здесь народа.

А тут как раз “Визио Целесто” показывает по эс-ви очередной сюжет, на сей раз об атаке на Первую Гавань, с перечислением жертв и разрушений… упоминает о беженцах и о начале эвакуации мирного населения.

Replied

продолжение (Глава 23. 4:

продолжение (Глава 23. 4: 2)

 

Куда? В порт Ини Талас и в Целесто, куда ближе и безопаснее.

Раненым нужна медицинская помощь, госпиталь. Его здание как раз напротив комендатуры, на другой стороне Седьмой аллеи. Там с раннего утра натуральный кипеж, суета. Один за другим прилетают медицинские вертолёты. Могучие белоснежные “чинуки” с красными снежинками на днище и по бортам выгружаются внутри огороженной территории.

Не нужно быть умником вроде Эйнштейна, чтобы связать войну, доставку раненых, прибытие беженцев и неизбежный рост безработицы в Пригороде. Да и с тёплым местом семейке Льюис ой как не хочется расставаться!

Я не против! Военной комендатуре необходим обслуживающий персонал, а тут рабочие бригады уже сформированы и слажены. Но “военная” – ключевое слово.

Хотите здесь работать? Заполняйте анкету, приносите боевую присягу, и вперёд! Так всё и объясняю Айзеку и его команде, даже зарплату обещаю повысить. Потом. Если их труд не вызовет нареканий.

Объясняю, что, например, качество работы кафе проконтролирует мой личный повар, а за всеми остальными присмотрит майордом Барнс-Палас мистер Томас Скотт.

Айзек сразу же скучнеет и грустнеет.

Идея профессионального контроля со стороны ему категорически не нравится. Бедняге невдомёк, что на самом деле работу его команды возьмёт на контроль искин Палландо, а у того точно не забалуешь!

Присягу принесли все. Латиносы с охотой, семья Льюис через силу, с явными нотками недовольства и даже возмущения, прочие формально, по необходимости. Ребята полагают, что в случае нужды легко плюнут на глупую клятву и поступят не по совести, а по собственной выгоде.

Replied

продолжение (Глава 23. 4:

продолжение (Глава 23. 4: 3)

 

Ха! Их ждёт изрядный сюрприз, и никакая кажущаяся выгода не восполнит последствий разрыва клятвы. Ментальные технологии фалари – мощная штука, скажу я вам…

Судя по кислому виду Айзека, он что-то подозревает. Или, быть может, слышал о чём-то подобном. Мир слухами полнится, а эльфы в своих клятвах используют ту же технологию, только с опорой на магию. Так у них ведь нет Палландо.

Древний искин играет в моих планах важную роль, без него я бы не стал занимать пост коменданта. Сдаётся мне, что и Стюарт знает о том, что на меня работает искин фалари, оттого и уделяет мне столько внимания.

Принимаю присягу у невольных добровольцев, выделяю Айзеку один из кабинетов на втором этаже и сразу ставлю ему две задачи. Одну постоянную, обеспечивать нормальную работу всех объектов комендатуры, и разовую, на сегодня-завтра: подготовить на втором этаже бывшего муниципального гаража помещения на ещё одну роту. Имею в виду “зеленушек”. Их передадут мне послезавтра. Всё, с мистером Льюисом и его командой разобрался.

Теперь очередь поваров. Мистер Эйб Коэн сразу приглянулся мне твёрдой военной выправкой. Эйб вышел в отставку в звании мастер-сержанта. Поэтому сходу предлагаю должность Главного повара батальона, которая рассчитана на чин чиф-сержанта, с намёком на быстрое повышение, если справится с работой. Её ожидается очень много – не так просто прокормить тысячу человек!

Красочно расписываю вероятные перспективы, особенно денежные, намекаю и на продолжение сотрудничества после войны. В Пригороде явно не достаёт кафе и ресторанов. Особенно тут, на Седьмой аллее.

Убедил!

Replied

продолжение (Глава 23. 4:

продолжение (Глава 23. 4: 4)

 

Когда, наконец, завершил собеседование с командой – бандой, мафией, шайкой! – Айзека Льюиса, время убежало за полдень, зато теперь я уверен в лояльности Эйба и иных бывших сотрудников муниципалитета. Сомнения вызывали лишь сам Льюис и его двадцатилетняя дочь – уж очень профессионально та строила глазки мундиру майора. Сам я, находясь в этом мундире, оставался не причём. Уверен, будь тут, на моём месте, какой другой майор, а ещё лучше полковник, активность мисс Рэйчел не снизилась бы.

Помню, как проходя службу в Армии Наций, недоумевал, возмущался, зачем офицерам выдают личных андроидов? Теперь, глядя на кокетливые ужимки Рэйчел, думал о Лоис, Афине и Венди. Памятник надо ставить андроидам, сколько офицерских судеб они спасли!..

От этих странных мыслей меня отвлекло эс-ви.

“Визио Целесто” прервала свою новостную ленту, чтобы начать прямую трансляцию из Дворца Конгрессов.

Несмотря на поздний час, зал заседаний переполнен и очень шумен. На “галёрке”, где предусмотрены места для зрителей, вообще яблоку негде упасть. Журналисты стоят, толкаются, нервно переругиваются между собой. Напряжённо ждут. Ни для кого из присутствующих в зале не секрет, что от итога голосования реально зависит будущее Единых Наций.

Вот Ганс Ройтенберг, председатель Конгресса, пододвигает к себе микрофон и яростно стучит в гонг. Густое “дон-дон-дон” безжалостно бьёт всем по ушам.

– Дамы и господа! Леди и джентльмены! Сэр Джойс Стэндиш, Верховный арбитр Единых Наций!!

Легендарная личность! Он заслуженно пользуется уважением всех Суверенных Наций. К мнению сэра Джойса прислушиваются все политики Земли. Без исключения.

Replied

"чтоБ начать прямую

"чтоБ начать прямую трансляцию".

Replied

voe5 пишет:... Исправил,

voe5 пишет:
...

Исправил, спасибо.

Replied

продолжение (Глава 23. 5:

продолжение (Глава 23. 5: 1)

 

5

 

Под гром аплодисментов старик, высохший до состояния скелета, обтянутого кожей, твёрдой походкой проходит из боковой двери к трибуне, обводит зал холодным взглядом бесцветных глаз, и гордо встряхивает львиной гривой седых волос. Аплодисменты смолкают, и сэр Джойс склоняется к микрофону.

– Обращаюсь к Сенату и Народу Единых Наций, чтобы озвучить итоги голосования по ходатайству Валинора! – голос Верховного арбитра по-старчески дребезжит, но звучит уверенно. – Большинство досточтимых представителей восьми Суверенных Наций ходатайство Государства Валинор о признании девятой Суверенной Нацией и присоединении его к Единым Нациям… – арбитр на миг прервал речь. Наверное, чтобы ещё раз взглянуть в лица людей, сидящих в зале, чтобы прочитать в них знаки беспощадной  Судьбы. В огромном зале беззвучно гремит Тишина. Ни шепотка – люди молчат, но как молчат! Сколько эмоций в их глазах, в руках, судорожно вцепившихся в спинки кресел! Старик тяжело вздыхает и буквально кричит в микрофон – …отклонили!

А я отчётливо слышу другое: “Идиоты!”

Нет, иного исхода я не ждал. Думаю, что и Стюарт тоже. Это был лишь первый из тех обязательных шагов, что людям и эльфам Валинора предстоит сделать для обретения суверенитета и достоинства. А вот старик Джойс искренне надеялся  на другой результат.

Он, очевидно, расстроен. Дышит тяжело.

Replied

продолжение (Глава 23. 5:

продолжение (Глава 23. 5: 2)

 

– За то, чтобы поддержать ходатайство Государства Валинор, проголосовало… триста восемьдесят четыре  депутата из семисот сорока полномочных представителей Суверенных Наций, или без малого пятьдесят два процента, для положительного решения требуется… четыреста девяносто четыре голоса из тех, чьи полномочия в настоящее время подтверждены и признаны Нациями…

Хм! Ожидал, что голосов “за” будет намного меньше. Рад, что значительная часть человечества не заражена ксенофобией и созрела до предоставления эльфам равных прав. Стюарт особо подчёркнул этот момент в своём обращении к Сенату и Народу, ожидая куда более сильного сопротивления оружейных олигархов.

Пятьдесят два процента “за” оставляют выбор решения за президентом Наций. Конституция Единых Наций предусматривает для него три варианта действий.

Поддержать”. В этом случае Государство Валинор после длительной, но весьма формальной процедуры согласований, провозгласят девятой Суверенной Нацией.

Вынести на общенациональный референдум”. Тут “за” или “против” решит простое большинство голосов.

Отправить ходатайство на доработку”. Скорее всего, этот вариант и выберет осторожный Амрит Бодха. Или тот, кто придёт ему на замену.

– …Голосование признано состоявшимся. Его результаты единогласно утверждены арбитрами и переданы в дальнейшую работу в офис Президента Единых Наций. Леди и джентльмены, спасибо за внимание.

Стэндиш сошёл с трибуны, сгорбился по-стариковски и двинулся к выходу из зала, не отвечая на приветствия знакомых.

Конгресс зашумел, забурлил. Оператор показывает лица. Кажется, в огромном зале нет никого, кому бы понравились итоги этого голосования.

 

Replied

продолжение (Глава 23. 5:

продолжение (Глава 23. 5: 3)

 

Вряд ли эти результаты устроят и тех, кто находится за стенами Дворца Конгресса, что на Земле, что на Арде. Подтверждая мои сомнения, в бегущей новостной строке пошли результаты статистических опросов.

В Суверенных Нациях Индии, Азии и Океании просьбу Валинора поддерживают более восьмидесяти процентов респондентов, а высказываются “против” только два. Аналогичные результаты получены и в России.

В Нациях Скандинавии и Северной Америки картина обратная, “против” признания Валинора Суверенной Нацией настроены более семидесяти пяти процентов опрошенных, а выступают “за” менее пяти.

В Нуменоре все как один категорически “против”.

Ожидаемо. Неясно лишь, чем вызвана эта ненависть.

В Британии ходатайство Валинора поддерживают около тридцати пяти процентов проголосовавших, а около шестидесяти процентов чёткого мнения не имеют или ещё не определились со своим решением, но половина из них скорее “за”, чем ”против”. Если бы референдум состоялся именно сегодня, просьбу Валинора одобрили бы те же пятьдесят два процента граждан Единых Наций, имеющих право голоса. Как бы ни хотелось иного, но вынужден признать: депутаты Конгресса действительно представляют весь спектр своих избирателей…

Далее “Визио Целесто” запустило в эфир вал прогнозов и обрушило на аудиторию цунами комментариев. Корреспонденты спешат узнать мнение знаменитых артистов, бизнесменов. Особенно стараются малоизвестные политологи. Океан бессмысленной болтовни, не могу его слушать и выключаю эс-ви.

Бз-бз! Бз-бз! Противно трещит коммуникатор.

Replied

продолжение (Глава 23. 5:

продолжение (Глава 23. 5: 4)

 

Коварный гаджет[i] будто выждал, когда отвлекусь от новостей и соберусь, наконец, заняться делами. На очереди собеседования. Странно, что Палландо не сообщил, кто звонит и по какому, мать его факеншит, делу.

Палландо просит прощения, мой господин, –  моментально отзывается искин, – но обычными средствами абонента установить не удаётся, а более продвинутые господин запретил использовать…”

Было такое. Не хочу “светить” возможностями древнего искина. Палландо – тайная и самая прочная защита моего дома и моей семьи. Думаю, что не один я такой везунчик, и ещё несколько искинов фалари попали к людям. Чем дольше они не знают и не подозревают о Палландо,  тем мне спокойнее.

Бз-бз! Бз-бз! Бз-бз!

“…Палландо определил лишь то, что вызов выполнен с территории Дворца Двух Дерев, мой господин!”

Отвечать не хочется, а надо. Подобного абонента нельзя игнорировать. Тем более, что неизвестный очень желает со мной пообщаться, отчего сигнал комма звучит особенно противно. Иллюзия, конечно. Палландо не позволит, чтобы звук стал чрезмерно громким.

Вдох-выдох. Давлю растущее раздражение. Может быть, чиновнику из канцелярии Стюарта требуется какой-нибудь пустяк… или он хочет согласовать со мной поездку на переговоры с Верховным князем пале?

Бз-бз! Бз-бз! Бз-бз!

Трещит, факеншит. И как настырно! Вдох-выдох. Вдох-выдох. Кажется, успокоился. Жму “ответить”…

– Майор Барнс!! – очень надеюсь, что мой голос нейтрален и достаточно доброжелателен.

====================================================[i]Гаджет (англ. gadget) – небольшое устройство, предназначенное для облегчения и/или усовершенствования жизни хозяина.
Replied

продолжение (Глава 23. 6:

продолжение (Глава 23. 6: 1)

 

– Здравствуйте, Михаил Александрович! – изображения нет, но мягкий бархатистый голос ярко транслирует мне благожелательное отношение незнакомого русскоязычного собеседника. – Обращаюсь к вам по совету моего доброго друга Джеймса Стюарта.

Хм, весьма серьёзный подход, очень весомая рекомендация. Человеку с подобными друзьями не отказывают, не “посылают” сразу куда подальше. Сначала внимательно выслушивают и лишь потом…

Разговор проходит в режиме конференции, – предупреждает Палландо, – присутствует ещё один абонент. Он находится в кабинете сэра Джеймса!”

…принимают положительное решение. А куда денешься, если за спиной у твоего собеседника столь мощная поддержка?! Можно, конечно, Ваньку повалять, но интуиция подсказывает, что здесь не тот случай.

– …Разрешите представиться, Никольский Степан Сергеевич, полномочный посланник Суверенной России в Валиноре. Хочу попросить вашей помощи, но это не тот разговор, который следует вести по Сети. Готов прибыть в любое время в удобное вам место для приватной беседы.

О! Что значит воспитанный человек, дипломат, не Козьмин с его солдатскими подходами: “…Нам, Михаил, надо поговорить!” Или: ”…Вы должны!” Тьфу!! Ему бы только шашкой махать! Или лопатой. Снег на Новой Земле убирать.

Никольский подчёркнуто вежлив, что сразу идёт ему в плюс. Как ныне говорят в Суверенной Америке, добрым словом и пистолетом можно добиться куда большего[i]!

====================================================

[i]“Добрым словом и пистолетом можно добиться куда большего, чем просто добрым словом  или одним пистолетом!” –  фразу обычно приписывают знаменитому американскому бандиту Аль Капоне.

Случайная картинка

инфракрасные детекторы

Новые комментарии

Академия Собор
ихтиосфера
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Индекс цитирования.