Карта сайта

Оглавление

Глава 2. Необходимое зло

1

    254, апреля 26-го, после полудня.

  Мир Колыбели, планета Колыбель, Астурия-де-Авильес.

  - Милорд! Я прошу вас принять решение по ряду вопросов незамедлительно...

  Гарсия Фернандо Ореаспера, канцлер-секретарь клана Астурия, сегодня был особенно настойчив. Увы, далеко не все вопросы он мог решить самостоятельно, а последние несколько лет его номинес, Фелипе Амадео Астуриа-и-Трастамара, не изъявлял желания подолгу и тщательно, как раньше, заниматься делами клана. Да и жить Фелипе Седьмой, Владыка более чем двух миллиардов подданных, ныне предпочитал не в собственной столице, Сан-Астурии, а в расположенном поблизости 'замке' Астурия-де-Авильес - огромном родовом поместье, раскинувшемся на самом берегу тёплого моря. Всю ежедневную текучку Владыка предпочёл скинуть на секретарей-помощников, и, прежде всего, Ореасперу, который старался изо всех сил, чтобы благополучие клана не начало снижаться. А последнее время Фелипе Седьмой вообще отказывался рассматривать те дела, о которых ему не доложили лично, а инфо-сообщения иуса просто заблокировал.

  Конечно, Ореаспера тоже переживал тот серьёзный щелчок по носу, полученный Астурией от клана Ким, в результате которого они фактически потеряли промышленные предприятия в других звёздных системах за исключением Проксимы, но во всём необходима мера. Порасстраивались - и хватит, пора за дело. А коварные Ким ещё получат своё.

  Но Фелипе Седьмой как-то внезапно разочаровался во власти и проводил свои дни в медитации и философских беседах со своим двоюродным братом со стороны матери Энрике Федериго де Трастамара, возглавляющим службу безопасности клана. Поначалу их долгие совещания тет-а-тет выглядели естественно на фоне перенесённого поражения, но подобный образ жизни номинес вёл уже более полугода!

  Не пора ли уделить внимание и другим делам?

  - Отчего такая спешка, дон Гарсия? - Фелипе Седьмой, развалившись в шезлонге на самом берегу моря, держал в руке бокал с искрящимся сидром. - Присаживайся, составь компанию мне и дону Энрике, - номинес показал рукой с бокалом на соседний шезлонг, который занимал начинающий седеть начальник СБ. - Я отлично знаю тебя, дорогой друг, и уверен, что все твои дела в столь отличном состоянии, что час-другой никакой погоды не сделают.

  - И вправду, дон Гарсия, этот сидр - просто великолепен, - отозвался де Трастамара, - Хэй, - он поднял руку, и к Ореаспере сразу подъехал один из роботов-слуг, расположившихся неподалёку в ожидании распоряжений хозяев, с протянутым на подносе бокалом вина. - Не будь букой, мой друг, видишь - у нас сиеста!

  - С самого утра? - Ореаспера недовольно скривился, но бокал взял и занял свободный шезлонг.

  - Не ворчи, - быстро среагировал Фелипе Седьмой, прибывающий, по-видимому, в неплохом настроении, - уже давно за полдень! Так что там надо срочно решать?

  Номинес с улыбкой посмотрел на веселого Энрике и сделал большой глоток, с наслаждением подставив тёплому ветру загорелое лицо.

  - Быть может, мне подойти позже, сир?

  - Фелипе, кажется, дон Гарсия нас осуждает, - подмигнул своему двоюродному брату Энрике, - сейчас ты получишь выговор за то, что запустил дела и свалил всю рутину на бедного канцлера-секретаря!

  - Обязательно попрошу прощения, - поднял свой бокал номинес. Его голос был серьёзен, но в глазах пробегали искорки смеха.

  - Я не осуждаю, сир, - немного виновато ответил Ореаспера своему номинесу, просто мне кажется, что полгода - достаточный срок, чтобы перестать переживать и вернуться к делам клана...

  Фелипе и Энрике переглянулись и от души расхохотались. От изумлённого вида Ореасперы хохот только усилился, заставив покраснеть уже немолодого Гарсию. Впрочем, он попытался скрыть своё смущение за бокалом сидра. Дав отсмеяться, Ореаспера аккуратно спросил,

  - Я чего-то не знаю, милорд?

  Фелипе, едва успевший успокоится после приступа безудержного веселья, захохотал снова, обессилено кивнув двоюродному брату.

  - Всего - ха-ха! - Энрике сквозь смех с трудом выдавливал слова, - знать невозможно, мой друг, - ха-ха-ха! - достаточно знать самое необходимое, - ха-ха-ха-ха!!

  - Сир? - Ореаспера изо всех сил старался сохранить невозмутимый вид.

  - Оставь свой тон, Гарсия, - ха-ха, - иначе мы умрём от хохота. Энрике и я полгода готовили союз нашего клана с Джонатанами, сегодня мы празднуем наш успех. Поставки Джонатанов полностью закроют все наши потребности в ресурсах, а перенаправленный на них поток хай-тека серьёзно загрузит наши производственные мощности, создав избыток рабочих мест. Астурия быстро восстановится после удара Кимов и даже нарастит свою силу. Возможно, в следующей номинации мы получим себе ещё пару сенаторских мест и пять-шесть голосов лояльной поддержки. А ты можешь поздравить дочь дона Энрике с отличным выбором будущего мужа. Ну же, не сиди букой! Или подать что-нибудь покрепче? Кальвадос 'Пэй де Ож', отличный, ароматный, изумительно после сидра - не желаешь?

  - Фелипе, если тебе угодно видеть во мне шута, я согласен и на кальвадос. Но, пожалуйста, удели внимание делам, которые не ждут.

  - Проблемы?

  - Всегда, милорд. Но сейчас наиболее существенен конфликт, возникший у нас с Кеннетами из-за их попытки пролезть на наш рынок искусственных почв...

  - Я в курсе, Гарсия, и, думаю, надо им уступить часть рынка в обмен на некоторую лояльность к нам.

  - Но, милорд, наши производители понесут серьёзный ущерб, специалисты-метабиологи останутся без работы, а они нужны клану. Тем более подготовка такого специалиста - дело непростое и небыстрое.

  - Но почвы Кеннетов лучше?

  - Да, милорд.

  - Тогда они всё равно пролезут на рынок, а наши убытки только увеличатся. К тому же Астурия упустит шанс приобрести ещё одного союзника. А квалифицированный персонал перевёдем на научные исследования в Астурийский университет. Пусть исследуют почвы конкурента. Чем чёрт не шутит, может им удастся создать что-нибудь не хуже? Персонал производств будет востребован на биофах, а торговые и транспортные мощности можно переключить на поставляемый Кеннетами материал, ведь так?

  - Как вам будет угодно, милорд. Аналитическая группа просчитывала этот вариант, их прогноз передан на ваш иус.

  - А что, неплохо, - номинес бегло просмотрел результаты, - действуй!

  - Это не всё, милорд. Клан Ким перехватил снабжение Проксимы и марсианских территорий, неподконтрольных Астурии. 'Круг' и 'Собрание драгоценностей' сочли их предложения более выгодными...

  - Опять они пытаются съесть наш кусок, - возмутился Фелипе. - Энрике, долго это будет сходить им с рук?

  - Служба работает, милорд, но быстро поменять отношение номинесов к Кимам не получится. В масштабе десятилетия Астурия будет готова на контратаку...

  - И ещё, милорд, - с неким внутренним злорадством продолжил Ореаспера. Не всё же ему одному играть роль шута! Пусть и Энрике помучится. - Вчера сотрудники канцелярии разоблачили агентов 'Круга просвещения' в нашем центральном аппарате. Им некоторое время удавалось красть нашу социально-политическую информацию. Ничего особенно важного, но всё же, на будущее хотелось бы, чтобы служба безопасности не пренебрегала своими обязанностями, с покровительственными нотками в голосе закончил Гарсия и подмигнул нахмурившемуся Энрике.

  - Так... - Фелипе задумчиво посмотрел на начальника службы безопасности, - почему, дон Энрике?!

  - Вы сами просили свернуть активность моих сотрудников в канцелярии, милорд, чтобы не привлекать внимания к договору с Джонатанами. А так агенты оказались отвлечены на другие, внешне заманчивые для них цели...

  - Чушь, дорогой друг, - резко прервал его Фелипе Седьмой, - пустые отговорки!

  - И это ещё не всё, сир, - внутренне ухмыльнулся Ореаспера. Он недолюбливал де Трастамару и был рад, что удалось его уязвить. Впрочем, дон Энрике платил ему при случае тем же. - Значительно увеличилась доля успешных нападений на грузопассажирские корабли клана. Наши конвойные силы откровенно не справляются с корсарами, технический уровень которых значительно вырос. Наши боевые корабли - корветы и фрегаты пятого-шестого поколения безусловно проигрывают кораблям седьмого. Но проблема ещё и в том, что у корсаров начали появляться корабли пусть и такого же, как у нас, пятого-шестого поколения, но выпущенные верфями 'Виржин'. Их снимает с вооружения Военный Флот и выставляет в открытую продажу как 'устаревшие'. Их показатели превосходят тактико-технические характеристики кораблей наших верфей того же поколения на пять-десять процентов эффективности...

  - Я понял, Гарсия. Но не в традициях клана покупать корабли чужого производства. У нас достаточно своих кораблестроительных мощностей!

  - Как будет угодно, милорд. Просто обратите внимание на сводку иуса: мы понесли убытки из-за нападений корсаров за последние полгода на пять миллиардов соларов, что на пятнадцать процентов превысило наши потери за аналогичный период прошлого года...

  - Чёрт возьми, Гарсия, я уже всё сказал! Мы не будем закупать корабли, тем более устаревшие, от чужих производителей. Разворачивайте производство наших верфей!

  - Тогда я бы предложил приобрести контроль над верфями 'Спэйсбас шиппинг'. Они переживают сейчас трудный период, и подобное вложение средств аналитики считают выгодным.

  - Хорошо, приобретай 'Спэйсбас'. Кстати, а есть ли возможность приобретения верфей 'Виржин'?

  - Это успешное предприятие, и у нас сейчас недостаточно сил, чтобы организовать подобный захват. Но, если вы считаете это необходимым, я дам приказ аналитикам. Лично я полагаю, что подобная атака вряд ли завершится успехом. У 'Виржин' слишком сильные позиции, а у нас дефицит свободных средств и острая необходимость в боевых кораблях третьего и второго ранга для охраны конвоев и разведки. Если же мы претендуем хоть на какую-то долю звёздных систем, которые космическая экспансия включила в Сферу Человечества, кораблей понадобится ещё больше. Придётся охранять колонии, рудники.

  - А если надавить на владельцев 'Виржин'? Кто там хозяева, кажется, потомки Ивана Великого? Энрике, что ты думаешь о силовом варианте?

  - Увы, он вряд ли возможен. В Правительстве сейчас заправляет всем 'Собрание Драгоценностей', и к нашим попыткам вряд ли отнесутся лояльно. Помимо того, у нынешнего Ратникова серьёзная поддержка Нордов. Это - старший клан...

  - Да, я в курсе, они входят в 'Круг', - заметил Фелипе Седьмой.

  - ...и нам с ними связываться не резон. Не сейчас, мы только восстановились после схватки с Кимами. Но, помимо Нордов, у 'Виржин' крепкие связи с рядом младших кланов и прочные финансовые позиции. Практически, Ратниковы - уже клан на уровне старших, а самостоятельно в номинациях они не участвуют из-за слабой диверсификации продукции. 'Виржин групп' занимается пока только кораблями и всем, что с ними связано. Это немало, но недостаточно для участия в номинации, хотя их процент приближается к порогу. Просто нет гарантии стабильности заявленной доли паёв. Им проще показывать свою долю в номинации Нордов, довольствуясь положением офиков. Но, Фелипе, - Энрике даже приподнялся в шезлонге, - у Ратникова отличная служба безопасности, которая натренирована в защите интересов компании. Слишком много у них 'вкусных' секретов! Не зря же 'Виржин шиппинг' лидирует на рынке звёздных кораблей и малых системных судов, а их экспериментальные разработки...! Вот сейчас они прорабатывают какой-то новый проект крупного корабля, его кодовое название 'Виржин Арк ноль двести пятьдесят пять - ноль восемь си'. То, что удалось добыть нашей разведке, указывает на прорыв в технологиях колонизации!!

  2

  - Кстати, - хитро улыбнулся Ореаспера, прерывая монолог начальника клановой С.Б., - мои осведомители сообщили, что Ратников вскрыл подлинное завещание Ивана Великого, поскольку оговоренный в нём срок истёк...

  - И что? - Фелипе среагировал незамедлительно.

   - ...и срочно готовит исследовательский корабль и экспедицию. Корабль - новейший, экспериментальный образец корвета, который сменит действующие модели Военного Флота уже в будущем году. Агенты в Адмиралтействе сообщают, что флотские от проекта 'Виржин Игл ноль двести пятьдесят пять - ноль восемь' просто в восторге!

  - Так корвет - или челенжер?

  - Проект выполнен по заказу Адмиралтейства как корвет. Заявленные параметры превосходят модели шестого-седьмого поколений процентов на тридцать. Видимо, так и есть, раз Адмиралтейство довольно.

  - Что-то здесь не складывается. Всё-таки, челенжер и корвет - корабли очень разные...

  - Это так. Но челенжер - это проект 'Виржин Одиссей ноль двести пятьдесят четыре - ноль восемь', а корвет создан на его основе.

  - Интересно, - заметил Энрике, - похоже, что Виржин опять совершила какой-то прорыв в кораблестроении. А серьёзные испытания были?

  - Официальная цель экспедиции - проведение испытаний нового корвета по заказу Военного Флота с открытой маршрутной лицензией. Но тогда непонятно, почему для их проведения выбран вариант не корвета, а челенжера, и почему заявленный срок экспедиции превышает год?

  - Видимо, Ратников-старший договорился с Адмиралтейством об объединении двух задач, - пожал плечами Энрике. - В конце-то концов, ходовые испытания прототипа корвета, чтобы удовлетворить Адмиралтейство, должны просто иметь оговоренную сложность маршрута, а его пичи не особенно интересны заказчику...

  - А это означает, что на борту должен присутствовать офицер-наблюдатель Военного Флота, - подмигнул Ореаспера.

  - Боюсь, у нас слишком мало времени, чтобы это место получила наша кандидатура...

  - 'Одиссей', значит, - задумчиво протянул Фелипе Седьмой.

  - Да, милорд. Головной корабль серии назвали именно так. Это имя какого-то мифологического героя-путешественника, сказка, одним словом.

  - Сказка, говоришь? То есть, в завещании оказалось нечто, ради чего срочно понадобилось организовывать экспедицию?! Энрике! - Владыка клана рявкнул на своего двоюродного брата, - твои люди чем занимаются? Почему информация мне поступает не от С.Б., а от канцелярии, а?

  Ореаспера внутри мстительно усмехнулся. Да уж, господин де Трастамара, поздравляю, вы сели в лужу!

  - Скажи, Энрике, - продолжал бушевать Фелипе Седьмой, - каков должен быть повод для организации подобной экспедиции? И вообще, что это за завещание?

  - Видите ли, сир, - спокойно начал объяснение руководитель С.Б., бросив недовольный взгляд на канцлера-секретаря, - после возвращения Первой звёздной экспедиции выяснилось, что часть логов корабля Ивана Ратникова исчезла, а бортовой журнал неполон. Если говорить прямо, командир Ратников утаил какую-то информацию о своих открытиях, причём запретил вскрывать эту часть своего завещания четверть тысячелетия. А что в завещании - можно только гадать, но это явно что-то значимое. Очень значимое. Но ведь узнать-то как?

  - О Пречистая Дева! И мне это говорит начальник службы безопасности?!!

  - Сир, - вмешался Ореаспера, посмотрев свысока на коллегу-офика, - Энрике, отчасти прав. В завещании указано что-то значимое. Видимо, звёздная система или планета, таящая невиданные богатства. Что-то иное не имело смысла скрывать так долго. Кстати, мой лорд, начальником экспедиции Ратников назначил своего сына, фрегат-капитана Тедрика Ратникова...

  - Вот как? Значит, её значимость действительно высока, - отозвался Фелипе Седьмой.

  - Да, сир, но и у нас есть небольшая зацепочка, - Гарсия с торжеством посмотрел на Энрике де Трастамару, - из Первой звёздной вместе с Иваном Великим вернулся, если вы помните, и Рауль Джонатан, предок молодого господина Джонатана, который с таким пылом ухаживает за дочкой дона Энрике. Конечно, основатель клана Джонатан после возвращения серьёзно разругался с Иваном Великим и более с ним не общался, но ведь что-то послужило причиной подобного разрыва отношений? Ведь до своего триумфального возвращения они считались друзьями!

  - Ты полагаешь, Гарсия...

  - Извините, что перебиваю, сир, но не я 'полагаю'. Есть заключение наших аналитиков, расчёты иусов. Но чтобы принять окончательное решение, не мешает кое о чём спросить молодого человека, вы не находите, сир?

  - Пожалуй... - Фелипе Седьмой задумчиво поглядел на встревоженного кузена. - Энрике, дорогой, распорядись, чтобы молодые люди навестили нас как можно быстрее. Гарсия, когда по твоим сведениям собирается отбыть экспедиция Ратникова?

  - В конце мая, милорд.

  

  3

    254, апреля 26-го, позднее утро,

  Мир Колыбели, планета Колыбель, Сан-Астурия,

  природный заповедник.

  Утреннее солнце стояло высоко над лесом, но ещё не палило полуденным зноем. Его лучи копьями пронзали пушистые кроны вытянувшихся к нему сосен, и бессильно рассыпались в их длинных голубовато-зелёных иглах, даря земле под ними мягкую полутень и приятную прохладу. Впрочем, земли-то под соснами было совсем немного, в основном гуляющие по лесу мужчина и девушка видели вокруг себя красновато-бурые плоские камни, похожие на рассыпавшиеся от времени строительные плиты. Трещины и провалы поросли округлыми кустиками колючек, но между ними оставалось ещё достаточно места, чтобы пройти одному человеку. Или паре людей, тесно прижавшихся друг к другу.

  Со склона поросших сосновым лесом гор при желании можно было рассмотреть в полусотне километрах от них тянущиеся к облакам башни Сан-Астурии. Если было желание. А если его не было, если не обращать внимания на ибр, охвативший левое запястье, на флаер охраны, старающейся незаметно сопровождать парочку над верхушками деревьев, можно было считать себя и своего спутника заблудившимися в диком лесу. Таким, как он был за много тысячелетий до этого дня.

  За последние пять сотен лет естественные леса, степи и саванны Колыбели восстановились благодаря тому, что хозяйственная деятельность людей полностью переместилась в города-башни. Поля перебрались под крыши биофов, а шахты и рудники - за пределы родной планеты человечества. Дороги исчезли вместе с колёсным транспортом, площади городов сократились в десятки и сотни раз, и освобождённое от присутствия людей пространство уверенно отвоёвывалось обратно природой. По-прежнему остались поместья богатых номинесов, но они не портили общей картины. Усилиями учёных и энтузиастов в естественную среду обитания вернулись почти утраченные ранее виды животных, птиц, растений. Леса наполнились дичью, реки, озёра и моря - рыбой.

  Этот лес недалеко от побережья тёплого моря - не исключение. Он наполнен жизнью. Ланями и оленями, иногда можно встретить осторожного иберийского тура. Волками и медведями. А если подняться чуть повыше в горы, там с азартом охотится на диких коз леопард. Нет, этот лес совсем не ухоженный парк, он наполнен не городскими звуками, а пением птиц и ароматом весенних цветов, насыщающих даже воздух странной пьянящей гармонией.

  Молодые люди оставили флаер на лесной поляне и отправились побродить по дикому лесу просто, чтобы побыть вдвоём. Без назойливого внимания окружающих, постоянно обеспокоенных и суетливых. Особенно в присутствии номината Раймундо Леона Джонатана и племянницы номинеса крупнейшего и весьма влиятельного клана Колыбели Летиции Катарины де Трастамары. Они испытывали симпатию друг к другу, их родители не возражали против серьёзных отношений, всё так. Но, чёрт возьми, иногда так хочется побыть вдвоём! Сейчас были редкие моменты, когда они скрыты от 'надсмотрщиков' кустами маквиса и кудрявыми кронами деревьев.

  - Медведь! - Летиция охнула и прижалась к своему спутнику. На ровной полянке, скрытой густыми зарослями от наблюдателей, у крупного векового земляничного дерева вольготно развалился на мягкой травке бурый хищник. Он недовольно поднял морду, уставившись на непрошеных гостей, и тихо зарычал. Не угроза - предупреждение: 'Полянка и земляничное дерево - всё моё, только моё!'

  - Не бойся, Летти, - Райм мягко убрал испуганную девушку себе за спину и активировал браслеты суггесторов, охватывающие его запястья, - держись за мной, всё будет хорошо.

  Конечно, Раймундо не встречался ранее с крупными хищниками Колыбели, но офицер Флота, прошедший специальную подготовку в Академии Космофлота, не должен пугаться какого-то животного, пусть оно раза в два-три больше самого офицера, и вооружено когтями и клыками!

  

  4

    Ретроспектива, несколько лет назад,

  Мир Колыбели, планета Колыбель, Астраун,

  Академия Космофлота.

  - Господа и дамы слушатели, - седой офицер с властным лицом тяжёлым взглядом осмотрел ряд молодых людей факультета астрогации, выстроившихся у длинной стены тренировочного зала. - Вы, как будущие командиры Флота, должны в совершенстве владеть методиками боевых единоборств...

  - Извините, полковник, сэр, можно вопрос?

  Полковник в упор посмотрел на Джонатана как на муравья, залезшего на обеденный стол и человеческим языком потребовавшего свою долю.

  - И кто тут у нас, представьтесь!

  - Слушатель Раймундо Джонатан, сэр!

  - Вы дерзки и нетерпеливы, Джонатан. Жаль-жаль. Первое - неплохо, второе - недопустимо для офицера. В виде исключения разрешаю задать вопрос.

  Полковник с каким-то специфическим интересом продолжал рассматривать Раймундо. Уже не как муравья на обеденном столе. В этом внимании явно проглядывали ассоциации с учёным-энтомологом, встретившим на прогулке редкого жука, и разглядывающего его с предвкушением скорого появления в коллекции нового экземпляра.

  Молодому человеку внезапно стало зябко и неуютно. Ну что поделать, если предыдущим вечером он проиграл приятелям столь странное желание?

  - Я жду, Джонатан!

  - Сэр! Наше оружие - пушки кораблей. Мы сражаемся на дистанциях в миллионы километров, а вы говорите о боевых единоборствах! Со всем уважением, сэр, но времена драк на кулачках давно ушли в прошлое!! Зачем нам, будущим командирам Флота, ваш предмет, сэр?

  - Кх-м... - седой полковник неторопливо прошёлся вдоль строя подтянувшихся слушателей. - У кого ещё возник подобный вопрос?

  Слушатели молчали и на жёсткий взгляд наставника только преданно смотрели в ответ.

  - Ну что ж, жалко, что дерзости задать вопрос хватило лишь у слушателя Джонатана... видимо, со всей кафедры закончит обучение лишь один офицер! Нет? Больше никто не хочет последовать примеру будущего офицера Джонатана? Жаль-жаль...

  Наставника по боевым единоборствам слушатели так и звали - за глаза, конечно, - 'Жаль-жаль'. Из-за его любимой присказки.

  - Будущие офицеры обязаны научиться задавать вопросы. Жаль-жаль, что вы, Джонатан, задаёте их в одиночестве, без весёлых приятелей, которые вас на это надоумили. Ну да, и до них дойдет очередь!

  Несколько молодых людей вздрогнули под пристальным взглядом полковника, и он удовлетворённо кивнул, пристально глядя в их побледневшие лица.

  - Может быть, ещё кто-то хочет задать этот же вопрос? Шаг вперёд все, кому ответ на него интересен!

  Строй единым организмом дружно шагнул вперёд, и глаза полковника немного потеплели.

  - Вот! Так уже лучше. Вернитесь на место. Что ж, раз слушатель Джонатан задаёт вопрос не только от себя, но и от всего личного состава, я с удовольствием отвечу прямо сейчас.

  Седой офицер отошёл на несколько шагов от строя, резко повернулся, так что планки наград ослепительно засверкали, немного расставил ноги и, заложив руки за спину, высоко вздёрнул подбородок. Несмотря на то, что его взгляд был устремлён куда-то вдаль над головами слушателей, каждому казалось, что внимание наставника обращено именно на него.

  'Как он это делает?' - Райм так удивился, что даже забыл о своих опасениях. А ведь Жаль-жаль был печально известен поколениям слушателей Академии своими злобными шуточками!

  - Господа и дамы будущие офицеры! Любое сражение, которое когда-либо происходило, или произойдёт в будущем, - столкновение двух или большего числа людей. Обычно двух-трёх. Неважно, каким оружием они пользуются. Боевые единоборства - столкновение двух людей, решающих свои противоречия путём прямого насилия над оппонентом. Пока живо человечество, мой предмет был и будет востребован. Необходимое зло, дамы и господа, хе-хе!

  Полковник неторопливо шёл вдоль строя слушателей и говорил вроде негромко, но каждое слово отчётливо слышали все. Дойдя до вытянувшегося по стойке 'смирно' Джонатана, седой наставник остановился и заглянул ему прямо в глаза.

  - Люди для войны собирали огромные армии, но они были лишь оружием в единоборстве полководцев. Конечно, каждый воин сражался с одним-двумя противниками на своём месте, но условия, в которых происходил бой, обеспечивали именно военачальники. Поэтому всякое поле битвы - место боевого единоборства не военных отрядов, не армий, а их командиров. Вы уже прошли по истории военного дела все примеры выдающихся битв и сражений, от Ар-Мегиддо до Лонгбея, и я не буду сейчас останавливаться на их повторении...

  В конце шеренги слушателей раздался выдох облегчения, на который полковник не обратил никакого внимания.

  - В этих сражениях далеко не всегда побеждали крупные и более сильные армии. Не зря самый знаменитый полководец Российской империи всегда повторял, что необходимо воевать и побеждать не числом, а умением. И блестяще это подтверждал.

  Полковник внимательно посмотрел на девушку-слушателя, минутой раньше не сдержавшей вздох облегчения.

  - Обратите внимание, миз, все успешные и победоносные командиры с глубокой древности до наших дней твёрдо знали, что принципы, законы любой схватки одни и те же. Неважно, сражаются ли два слушателя 'на кулачках', или два флаг-капитана - соединениями линкоров. Моя задача показать и доказать всем вам, что эти принципы не меняются с увеличением масштаба схватки, с числом сражающихся и с изменением оружия, которое они используют. И, одно дело изучать эти принципы теоретически, в аудитории, другое - здесь, в тренировочном зале, практически, на собственной шкуре! Полковник прошёл несколько шагов и взглянул в упор на застывшего Райма.

  - Слушатель Джонатан!

  - Я, сэр!

  - Нападайте!

  Раймундо с недоумением посмотрел на наставника.

  - Вам разрешено использовать все средства, которые сейчас при вас, для того, чтобы вывести меня из строя. Выполняйте приказ!

  - Да, сэр! - Райм, сжав кулаки, бросился на Жаль-жаля, стоящего спокойно и расслабленно в нескольких шагах. И, конечно, добежать не успел: седой офицер вытянул руки перед собой, послышалось негромкое короткое шипение, ноги Джонатана неожиданно стали ватными и куда-то пропали. Раймундо успел лишь подставить руки, смягчив падение на пол, и с ужасом отметил, что ног не чувствует. Совсем, будто их нет.

  Полковник без спешки подошёл к поверженному противнику и, сев перед ним на корточки, участливо посмотрел в глаза.

  - Жаль-жаль, что вы, Джонатан, с таким презрением отзываясь о боевых единоборствах, сами, как варвар, как дикое животное, - среди слушателей послышались редкие смешки, которые мгновенно затихли под брошенным вскользь взглядом Жаль-жаля, - бросились на меня с кулаками! У вас же есть кое-что получше!! - наставник кивком показал на браслеты суггесторов, охватывающие запястья Райма.

  Молодой человек среагировал мгновенно. Оттолкнувшись локтями, он перевернулся на спину и ударил из обоих суггесторов по присевшему рядом с ним офицеру. Тот, к удивлению Раймундо, отреагировал на попытку слушателя так, будто воздействие проскочило мимо, встал на ноги и с удовлетворением воскликнул, - молодец, Джонатан! Не сдаёшься, пока есть хоть один шанс. Это - правильно.

  Полковник встал и повернулся к строю слушателей.

  - Увы, насилие в человеческом обществе - необходимое зло. Моя задача - убедить вас в этом. Скоро насилие станет для вас чем-то совсем обычным. Да. Для офицера это неизбежно. Жаль-жаль, конечно, но схватку пора завершать!

  Полковник поднял правую руку и, с какой-то показной неспешностью прицелившись, погасил сознание Джонатана точно выверенным суггестивным ударом.

 

  5

  Очнулся Райм быстро от инъекции в плечо. Слегка пошатываясь, он вернулся на своё место в строю под сочувственные взгляды остальных и усмешку наставника.

  - Итак, что мы видим? - с некоторым пафосом Жаль-жаль обратился с вопросом куда-то в стенку за спины слушателей. - Я своим выстрелом сбил господина Джонатана с ног, а он, стреляя в упор, промахнулся! Оказывается, применение суггестора, а именно им попытался воспользоваться слушатель Джонатан в учебной схватке, не даёт гарантии выведения противника из строя. Зачем же тогда всем потенциальным офицерам вменяется в обязанности носить браслеты-суггесторы? Конечно, чтобы вы привыкли к ним, а они - к вам, дамы и господа! Жаль-жаль, что вы этого не понимаете! Видите ли, наличие оружия ещё не означает, что вы окажетесь способны его применить. Все, кто не научится пользоваться подобным оружием на уровне инстинкта, Военному Флоту не нужны. Конечно, такие слушатели не будут отчислены, просто их путь - Торговый Флот. Но я надеюсь, что многие из вас окажутся способны стать настоящими офицерами, а не просто офиками. Это - цель моего спецкурса по боевым единоборствам, и к зачёту вы уже будете твёрдо знать, по крайней мере, я на это надеюсь, как связаны боевые единоборства, суггестивное оружие и боевые действия кораблей Военного Флота!

  Жаль-жаль отошёл к шкафчику из комео, встроенному в стену, достал из него тёмный, почти чёрный предмет прямоугольной формы размером чуть больше, чем с ладонь, с рифлёной рукоятью вдоль одной из длинных граней и параллельными прорезями на противоположной, и продемонстрировал его слушателям.

  - Дамы и господа! Перед вами стандартная модель гражданского шокера 'Кибу эс-аш триста сорок три' производства клана Нихон. У них прекрасные шокеры, да! Шокер, как вы знаете, предназначен для нелетального воздействия на противника, находящегося на дистанции десять-пятнадцать метров, а на самом деле метрах в пяти, за счёт сильного сверхкороткого электромагнитного импульса на частоте, характерной для человеческого организма. В результате его действия противник теряет ориентацию и оказывается неспособным к каким-либо сознательным и активным действиям. Иными словами, выходит из строя. Время восстановления активности не превышает десятка минут, но этого в большинстве случаев вполне достаточно, не правда ли?

  Слушатели молчали, опасаясь привлечь внимание Жаль-жаля, и он, оглядев притихший строй, жёстко усмехнулся.

  - Слушатель Джонатан!

  - Я, сэр!

  - Выйти из строя на четыре шага.

  - Да, сэр, - Райм чувствовал, что Жаль-жаль готовит очередной эксперимент с его участием, но отказаться-то не мог, и в соответствии с Уставом сделал указанные командиром четыре шага вперёд.

  - Отлично, Джонатан, - с воодушевлением воскликнул Жаль-жаль и направил шокер на Райма, который даже не успел испугаться. Короткое шипение оружия и... ничего. Нет, какую-то мимолётную слабость он почувствовал, и всё.

  Жаль-жаль с каким-то садистским удовлетворением посмотрел на объект эксперимента.

  - Видите, дамы и господа? Господин Джонатан уже получил необходимую закалку, и даже шокер на него не действует! Вернитесь в строй! А, может быть, оружие неисправно? Жаль-жаль, если так, но мы сейчас попробуем на ком-нибудь ещё. Дефриш!

  - Я, сэр, - без всякого воодушевления отозвалась высокая черноволосая и черноокая девушка, имевшая неосторожность привлечь внимание полковника преждевременным вздохом облегчения.

  - Вольно, миз. Передайте ваши суггесторы товарищам и выходите сюда. Лёгкими движениями девушка отстегнула браслеты, и, отдав их соседу, стала на то место, где минутой ранее стоял Раймундо. Жаль-жаль поднял шокер, раздалось характерное шипение, и девушка упала.

  - Видите, дамы и господа, шокер-то действует!

  Полковник воспользовался противошоковым инъектором и, пока девушка приходила в себя, застегнул суггесторы на её запястьях.

  - Отлично, отважная миз! - Дефриш с ужасом осознала, что испытание не закончилось, когда полковник вновь направил на неё шокер и выстрелил. К её изумлению и удивлению остальных слушателей, ничего не произошло.

  - Вернитесь в строй, миз. Спасибо за помощь, - вежливо поблагодарил Жаль-жаль.

  - Итак, господа и дамы будущие, как я надеюсь, офицеры. Суггесторы на ваших запястьях - не только средство нападения, но и эффективная защита от любых атак на вашу нервную систему. Но для того, чтобы они сработали правильно, нужны чувства! Испуг, страх - да, да, дамы и господа, страх, - отвращение, неприятие, настороженность... всё это активирует защитную функцию браслетов. А вот успешной атаке перечисленное только мешает. Чётко осознанное намерение, соотнесённое с целью! Именно это - основа суггестивного нападения...

  - Сэр! Разрешите вопрос, сэр!

  - Говорите, Дефриш, - благосклонно кивнул Жаль-жаль вернувшейся в строй девушке.

  - Но ведь шокеры - основное оружие Планетарной Стражи, занимающейся наведением порядка и пресечением массовых акций гражданского неповиновения. Если шокеры столь ненадёжны, почему же они является основным нелетальным оружием, а не суггесторы?

  - Отличный вопрос, миз Дефриш, - среагировал полковник. - Видите, дамы и господа, как воздействие шокера стимулирует умственную активность? Если без шуток, ответ на ваш вопрос, миз, нетривиален. Полицейские силы используют более мощные шокеры, чем гражданская 'Кибу', это раз. Шокеры - примитивное оружие, не требующее от применяющего какого-либо особого психического состояния. Сосредоточенности, например. Это два. Применить суггесторы, в отличие от шокеров, могут далеко не все, необходим высокий уровень суггестивной активности, это три.

  Жаль-жаль предпочёл умолчать о принципиальных отличиях в реакции на шоковое воздействие суггестивных групп 'альфа', 'бета' и 'эпсилон'. Если против 'альф' и 'бет' шокеры почти бесполезны, то 'эпсилоны', наоборот, надёжно 'отключаются' даже при использовании гражданских шокеров. Правда, остаются ещё 'гаммы' и 'дельты', реакция которых на шоковую атаку, увы, непредсказуема. 'Кибу' могут и не повлиять, необходимо значительно более мощное оружие. Например, 'Баньши'. Но даже их использование не гарантирует надёжную нейтрализацию объекта атаки... да! Суггесторы, только суггесторы!

  - Конечно, это не все ответы, и даже они не совсем точны. Но, полагаю, вам этого достаточно, миз?

  - Спасибо, сэр!

  - Отлично. Сегодня вводное занятие. Тысячу лет назад вас бы попытались ввести в нужное психическое состояние медитацией и специальными комплексами упражнений, но ныне вам доступны шокеры и суггесторы. Именно с их помощью вы пройдёте первоначальную инициацию! Всем слушателям получить у меня шокеры 'Кибу' и разбиться попарно. Следующие пятьдесят минут вы будете пытаться атаковать друг друга шокерами и защищаться с помощью суггесторов. И помните, главная ваша защита - правильное состояние духа...

 

  6

    254, апреля 26-го, после полудня,

  Мир Колыбели, планета Колыбель, Сан-Астурия,

  природный заповедник.

  ...Да, офицер не должен опасаться прекрасных животных Колыбели, популяции которых с любовью и заботой несколько столетий аккуратно восстанавливали учёные. Тем более, что все старшие курсы боевых кафедр Академии обязательно получали опыт суггестивного воздействия на крупных диких животных. Все млекопитающие и птицы уязвимы для подобных атак, и чем более развита нервная система, тем проще нанести суггестивный удар. Но Райм испугался не медведя, а опасности причинить ему вред своей неловкой атакой. Ведь он не применял суггесторы против диких животных с окончания Академии... Видя, что двуногие пришельцы не вняли его предупреждению, медведь как-то по-особенному рыкнул и, ловко перевернувшись на лапы и угрожающе наклонив голову, направился к мужчине, закрывшему собой спутницу. Летиция тихо вскрикнула, а Райм активировал браслеты-суггесторы, направляя на хищника заряд миролюбия и доброжелательности. Бурый лакомка в нерешительности остановился, помотал головой, пытаясь сбросить странное наваждение, но спокойно подошёл к Райму и ткнулся в него огромным покатым лбом, что-то тихо порыкивая. Мужчина и девушка в четыре руки почесали хищнику мощный затылок, за ушами, холку. А когда медведь перевернулся на спину, раскинув в стороны могучие лапы, погладили широкий живот, мех на котором оказался значительно мягче.

  - Миледи Летиция, - внезапно активировался ибр, и медведь настороженно поднял голову, но быстро успокоенный поглаживаниями, снова расслабился на мягкой траве, - Владыка настоятельно просит вашего спутника и вас срочно вернуться в поместье для важного разговора. Прошу вернуться к флаеру!

  - Вот и кончилась наша прогулка, - немного обиженно проворчала Летиция, глядя на земляничное дерево и раскинувшегося на полянке в сладкой истоме медведя, взяла спутника под руку и потеснее прижалась к нему. Раймундо кивнул и с сожалением повёл девушку обратно. Правда, торопиться они явно не собирались.

 

  7

  254, апреля 26-го, ближе к вечеру.

  Мир Колыбели, планета Колыбель, Астурия-де-Авильес.

  Молодые люди принесли на широкую открытую террасу запах дикого леса и какое-то бодрящее, немного дразнящее настроение. Когда они вошли, всё ещё держась за руки, Фелипе Седьмой посмотрел на племянницу с отчётливым недовольством, но ничего не сказал. Только изящным жестом предложил присесть на заранее выставленные высокие мягкие табуреты.

  - Молодая леди, почему вы задержались? - Энрике строго посмотрел на дочь.

  - Но папа...!!

  - Извини, дон Энрике, это моя вина, - бросился на защиту девушки Райм, - боюсь, прогуливаясь по лесу, мы неожиданно зашли весьма далеко, и поблизости не было ни одной поляны, пригодной для скутера или флаера.

  Он, старательно изображая искреннее раскаяние, поклонился отцу Летиции и хитро подмигнул девушке, на что она не выдержала и улыбнулась.

  - Достаточно, Энрике, - прервал намечающийся диалог Фелипе Седьмой. - Как вам показался астурийский лес, номинат? Если я не ошибаюсь, до этого на Колыбели вы были лишь на Южном Архипелаге?

  Стаявшие тысячу лет назад льды оставили после себя не единый массив суши, а несколько крупных и множество мелких островов. Исторически сложилось, что укрытая ледниковым панцирем Антарктида не принадлежала какому-то одному государству, а потому после создания Конфедерации оказалась естественным местом для размещения правительственных и парламентских структур. Их затейливо разбросали по различным островам, а на одном из самых крупных расположился Астраун, в котором, помимо Адмиралтейства, находилась и Академия Космофлота.

  Увы, несмотря на общее потепление климата на планете, продолжительность полярной ночи и дня не допускали существование вокруг антарктических городов настоящих лесов, поскольку тундра с редкими пушистыми хвостиками полярных пихт никак не могла носить гордое название 'лес'. Конечно, парки Астрауна жили по своему распорядку, с 'нормальной' продолжительностью ночи и дня. Но парк - это парк!

  - Да, милорд. И там нет подобного великолепия. Это была восхитительная прогулка! - Райм непроизвольно улыбнулся, глядя на разрумянившуюся девушку. Заметив его улыбку, Фелипе Седьмой удовлетворённо кивнул.

  - Поговорим откровенно, номинат Джонатан. Я полагаю, вы претендуете на руку моей племянницы?

  - Дядя... - смущённо пискнула Летиция.

  - Помолчи, девочка, - прервал её Владыка Астурии.

  - Да, милорд номинес, я прошу её руки!

  - Отлично, молодой человек, отлично! Если вы и Летиция были бы простыми офиками, я сразу благословил бы вас и от всей души пожелал бы счастья...

  - Это означает 'да', милорд номинес?

  - ...Но вы не просто офики, вы входите в правящие семьи своих кланов, и подобный брак - дело политическое. Он означает тесный альянс. Или весьма доверительные союзнические обязательства, не так ли?

  - Что вам угодно, милорд номинес, за разрешение на брак с вашей племянницей? - Раймундо понимал, что его увлечение неизбежно повлечёт за собой серьёзные последствия для клана и был вполне готов к подобному развитию событий.

  - Я так понимаю, что Владыка Джонатан предоставил вам все необходимые полномочия для заключения подобного договора?

  - Это так, милорд.

  - Возьмите, - по знаку Фелипе Седьмого подъехавший к Райму робот-секретарь протянул ему скрин. - Это предложения моего клана. Предлагаю вам обсудить их со своими помощниками и встретиться позднее. Когда вы будете готовы, известите иус.

  Джонатан быстро пробежал глазами по материалам скрина и поднял глаза на номинеса.

  - Позволите воспользоваться вашей станцией связи, милорд? Это значительно сэкономило бы время. Надеюсь, я получу всю запрашиваемую информацию уже сегодня.

  - Вот как? То есть, ваш отец предполагал, что Астурию может интересовать подобная информация?

  - У нас тоже есть неплохие аналитики, милорд номинес, - скромно улыбнулся Райм.

  Фелипе переглянулся с двоюродным братом и просто кивнул Джонатану.

  - У вас есть моё разрешение, молодой человек...

  Раймундо понял, что его дальнейшее присутствие нежелательно, поклонился Владыке Астурии, поцеловал руку порывисто вскочившей навстречу Летиции и ободряюще ей подмигнул.

  - Все будет хорошо, дорогая, - едва слышно прошептал Джонатан, радостно уловив ответный лёгкий кивок.

 

  8

    254, апреля 26-го, поздний вечер.

  Мир Колыбели, планета Колыбель, Астурия-де-Авильес.

  - ...Владыка Джонатан предполагал, что данная информация может оказаться интересной, и передаёт её вам в знак особых отношений между дружественными кланами Астурия и Джонатан, - Райм, вежливо поклонившись, протянул Фелипе Седьмому пластину скрина.

  - Благодарю вас, номинат, за своевременно предоставленную информацию. - Фелипе бегло взглянул на полученные документы и передал скрин Энрике. - Я высоко ценю дружественное отношение Владыки Джонатана. Если и все остальные пункты нашего договора не вызывают у вас сомнений, полагаю, окончательный вариант соглашения можно подписывать?

  - Да, милорд. Надеюсь, иных препятствий для моей свадьбы с Летицией нет?

  - Я благословляю свою племянницу и вас. Да будут Господь и Пресвятая Дева благосклонны к вам! - Владыка Астурии кивнул подошедшей к нему девушке и, улыбнувшись, вложил её тонкую ладонь в широкую руку Райма. - Поцелуйтесь, дети мои, о вашей помолвке я объявлю сегодня же!

  Фелипе отступил в сторону, уступая место отцу девушки, который, перекрестив жениха и невесту, тепло их обнял и что-то прошептал Райму. Впрочем, его шёпот можно было услышать в самых дальних уголках зала приёмов.

  - Береги её, молодой человек!

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Индекс цитирования.