Карта сайта

Оглавление

Интерлюдия 2

  МИР КОЛЫБЕЛИ, ИЮНЬ 254

  МЕДИАКЛУБ "ПОЛДЕНЬ В САУТПОЛЕ"

     1

    - Здравствуйте, мои дорогие... - с фельдов стерео мягко улыбнулась Инга Дайм, - ...зрители и участники традиционного дискуссионного медиаклуба. Я счастлива приветствовать всех вас, и тех, кто пришёл в этот зал (аплодисменты), и просто переключил стерео на канал "Гэлакси-интермедиа" (продолжительные аплодисменты)!

  Визор камеры немного отдалился, слегка поворачиваясь, и перед многочисленными зрителями предстал небольшой зал с широким подковообразным столом-пультом, окончания которого заняли два мужчины в профессорских мантиях Астраунского университета. Инга удобно устроилась в середине дуги этой большой подковы.

  - Наша сегодняшняя дискуссия проходит под патронажем Конфедеративного университета в Астрауне, научной столице Колыбели. Она посвящена разбору причин и вероятных последствий бунтов, охвативших некоторые территории Астурии и кланов, входящих в общество "Круг Просвещения". Какие причины вывели ваших и моих сограждан на площади городов? Могут ли эти выступления выйти за пределы территорий двух "великих" кланов? Свою точку зрения выскажут и попытаются обосновать перед вами признанные эксперты по социальным наукам, возглавляющие кафедры самого главного университета Колыбели и имеющие свои многочисленные научные "школы".

  - Итак, встречайте: профессор кафедры социальной динамики Астраунского университета Ольгерд Грауф...

  Высокий плотный мужчина по правую руку от медиа-ведущей важно поклонился зрителям, сорвав изрядную порцию аплодисментов.

  - ...и профессор кафедры социальной истории того же университета Анчжэн Ким!

  Сухонький маленький человечек по левую руку от Инги Дайм встал и сдержанно поклонился зрителям, ведущей и своему оппоненту, после чего аккуратно присел на выделенное ему кресло. Аплодисментов он получил никак не меньше своего коллеги.

  

  2

    - Прежде, чем мы начнём, я от вашего имени и от имени всех участников Клуба, - профессора почти одновременно кивнули, - приношу свои соболезнования семье номинеса, сенатора, Великого герцога Астурийского и главы Дома Астурия Фелипе Седьмого, погибшего сегодня утром в результате катастрофы флаера. Гибель номинеса выглядит особенно подозрительно на фоне идущих уже несколько дней во многих городах Астурии массовых выступлений граждан. Предварительное изучение обломков показало, что у флаера в начале разгона вышел из строя кограв, в результате чего и его экипаж, и пассажиры не выдержали тяжёлых перегрузок в полсотни грас величиной, погибнув почти мгновенно. Неуправляемый аппарат, продолжая разгон, врезался в склон горы на севере Иберии недалеко от города Сан-Астурия.

  Картинки гор, поросших лесом, города, места катастрофы с многочисленными обломками и суетящимися дроидами, сменяли одна другую, пока им на смену не появился стерео-портрет подтянутого молодого человека лет тридцати с орлиным носом и пронзительным взглядом синих глаз на фоне развивающегося синего знамени с узорчатым золотым крестом.

  - Фелипе Седьмой стал номинесом клана почти десять лет назад, и в свои молодые годы, - ему недавно исполнилось двадцать девять лет, - заслужил уважение народа Конфедерации как выдающийся общественный деятель. Многие политологи пророчили ему в будущем и пост Первого Сенатора, и должность Президента Конфедерации. Он был женат на простой девушке из клановой семьи, и с учётом строгих католических традиций, бережно сохраняемых в Астурии, дополнительные браки им не рассматривались. У Фелипе осталось двое сыновей, - объёмный портрет погибшего номинеса погас, и на его месте появились изображения двух мальчиков, - десятилетний номинат Амадео и двухлетний Себастьян. Наследник, Амадео Фелипе Астурия, назван в честь своего деда, и будет четвёртым номинесом под этим именем...

  - Увы, Инга! Вынужден с вами не согласиться! - Ольгерд Грауф бесцеремонно перебил ведущую, вызвав разочарованный выдох зала. - Единственно, на что может рассчитывать юный Амадео, это титул Великого герцога Астурийского, а вот номинесом ему не быть!

  - Вот как, - убедительно изобразила удивление миз Дайм, - и вы можете объяснить нашим зрителям причину подобной несправедливости?

  - Это - моя обязанность, Инга, раз уж я принял участие в вашей передаче! Уверенно заявляю, детям Фелипе Седьмого власть в "великом" клане не достанется. С учётом ситуации можно утверждать, что новый номинес будет выбран из двух кандидатур - Гарсии Ореасперы и Энрике де Трастамары. Причём я бы поставил на победу Ореасперы. Такой исход наиболее вероятен из-за своеобразной системы номинации, принятой в клане Астурия.

  - Вы согласны с этим утверждением, профессор Ким? - Инга перевела взгляд на низенького человечка на противоположной от Грауфа стороне стола. - Или хотите возразить?

  - Профессор Грауф прав, миз Дайм, - замахал руками Анчжэн Ким, - дайте ему договорить, и зрителям станет всё полностью понятно.

  - Извините, Ольгерд, ...продолжайте, пожалуйста.

  - Так исторически сложилось, что Астурия не является единым кланом наподобие Кимов, Морриганов, Нордов, Редшильдов, Рокфолдов. Это - альянс влиятельных семей, солидарно управляющих принадлежащей им опорной массой, сложной инфраструктурой и предприятиями. Они самостоятельно распределяют доходы в соответствии с внутренним уставом, весьма похожим на Клановое Соглашение. По этой причине номинес Астурии не владелец клана и его собственности, а, скорее, феодальный владыка...

  - ...мне кажется, слово "феодальный", коллега, здесь не совсем уместно, - скромно заметил профессор Ким, - лучше использовать иной термин.

  - Согласен, коллега, - улыбнулся Ольгерд. - Все влиятельные семьи Астурии приносят вассальную клятву - оммаж - номинесу, который избирается Советом влиятельных Домов. Семья Великого герцога - одна из нескольких наиболее влиятельных, но после гибели энергичного Фелипе Седьмого её позиции в Совете Домов сильно ослабнут. А это означает, что власть перейдёт к тому, кто сможет предложить новые идеи и улучшить эффективность административного аппарата. Это, очевидно, именно Ореаспера, действующий канцлер-секретарь. Автократия номинеса, солидарное управление, и неофеодальные арендаторы - "три кита" экономической политики клана, формирующие и обеспечивающие экспансию и процветание Астурии...

  - Дополню вас, коллега, - вмешался профессор Ким, - раз уж вы упомянули о "трёх китах" европейской мифологии, следует сказать и о "черепахе", на панцире которой они расположены. Я говорю об Ордене и его Конклаве, конечно.

  - Согласен, это удивительный феномен современного мира! Религиозная идея играет определяющую роль в цементировании Астурии как единого клана, даже несмотря на свой явный анахронизм! В цивилизованном мире уже давно победил антиклерикализм, и светское общество стало стандартом общественного бытия...

  Анчжэн Ким громко фыркнул.

  - Вы вводите наших зрителей в заблуждение, коллега! То варварство, которое вы именуете "цивилизованным" миром, составляет не больше пятой части населения и контролирует не более шестой части опорной массы Конфедерации (недовольные выкрики в зале). Цивилизованный мир, коллега, - это не кланы Европы и Северной Америки. Нет! Это "Драгоценное наследие", "Истинный Огонь", "Дети Завета", наконец! Не тот хаос, который сложился под влиянием "Круга Просвещения" (шум в зале)! Который Круг пытается распространить везде, где хватает его влияния. Вся политика Круга или его прародителей за последнюю тысячу лет...

  - Господа, господа, - защебетала миз Дайм, - давайте вернёмся к теме нашей дискуссии. Напомню: причины и последствия нынешнего непокоя, который уже получил хлёсткое название "кризис шансов". Итак, профессор Ким...

  

  3

    - Инга, коллега, я считаю, что смена руководства Астурии, выступления недовольных, - а такие, как мы знаем, всегда были, есть и будут (смех в зале), - неудачное покушение на владетеля и директора всем известной 'Виржин-групп', которое почему-то прошло без внимания нашего медиа-сообщества, ...все эти события имеют одну и ту же природу.

  - Ну уж, коллега, - сморщился Ольгерд Грауф, - только не надо говорить о мировом заговоре, пожалуйста!

  - Что вы, что вы! Никакого заговора, просто 'разборки' между кланами. Круг решил укрепить своё влияние за счёт Ордена, Астурия ответила и воспользовалась ситуацией для решения своих проблем и усиления позиций в следующей номинации. Ратников, скорее всего, просто попал под горячую руку, ведь 'Виржин' - лакомый кусочек и для тех, и для других.

  - А как же народ? - миз Дайм пафосно воззвала к профессору Грауфу, - простые люди, которые и устроили весь этот - как определил происходящее ваш коллега Ким, - хаос, да, они совсем не причём? Просто статисты, играющие отведённые им роли, так?

  - Инга, я не во всём согласен с профессором Кимом, - Грауф кивнул своему оппоненту, - но здесь коллега совершенно прав! О каком народе вы говорите (недовольные выкрики в зале)? На улицы выходит не всё безработное и якобы жаждущее своего шанса внеклановое население, а менее одного процента отщепенцев (возмущённые вопли), подогретых профессиональными эмиссарами кланов-конкурентов, а в случае Морриганов, и их соперниками за влияние внутри Круга.

  - Да? Но как же, ...мы все видели народ (одобрительный шум), ...толпы митингующих (крики: да, да!). Всё это в разных городах, одновременно...

  - Ха, - не сдержался Ким, - это-то и странно!

  - Инга, - мягко возразил Грауф, - вот что говорит сухая статистика, - перед зрителями появились многочисленные гистограммы, - посмотрите! В Сан-Паулу при населении в десять миллионов в бунте приняли участие лишь восемнадцать тысяч, в Сан-Астурии из двенадцати миллионов - лишь восемь тысяч, на Марсе и Венере-Прайм - только три десятых процента внекланового взрослого населения. Я знаю, на фельдах все эти митинги смотрятся внушительно, но цифры дают объективную, настоящую картину.

  - А одновременное начало всех выступлений? - Анчжэн Ким мягко улыбнулся в визор стереокамеры, - нет, дорогая миз Дайм, происходящее вокруг - применение весьма древней, но до сих пор сохраняющей свою разрушительную мощь, технологии 'управляемого хаоса'.

  - Очень похоже, коллега, - кивнул Грауф, - как ни печально, но это так!

  

  4

    - Если же вернуться к причинам, - Ким перевёл взгляд на оппонента, - попрошу профессора Грауфа меня не перебивать...

  Ольгерд примиряюще развёл руки

  - ...причины подобных бунтов лежат в самом фундаменте так называемой 'западной культуры', которая построена на отказе от веры и замены её либо на религию, либо на 'светские ценности' (недовольные возгласы в зале).

  - А в чём разница, профессор?

  - В душе и в сердце, дорогая миз Дайм, - государства 'западной культуры' создали и внедрили религии для контроля и управления населением, а кланы получили это наследство как готовый к применению удобный инструмент. И здесь проявилась пропасть между Кругом и Орденом. Круг - весьма аморфная структура, в которой кланы связаны между собой выгодой и удобствами совместного ведения бизнеса. Что никак не мешает им конкурировать между собой. Мелким и слабым в этих джунглях делать нечего - настоящие хищники таких сразу 'съедят'. По этой причине Круг сформирован лишь двумя десятками крупных 'старших' кланов, совместно контролирующих восемнадцать процентов властных паёв. Они постоянно борются между собой за увеличение доли, считая конкуренцию благом, и не стесняются в средствах, поскольку главный закон Круга - 'побеждает сильнейший'! Дополненный соображениями типа: 'для победы хороши все средства', 'победителей не судят' (шум в зале)! ...Пауки в банке (возмущённый шум)! Конкуренция, ха! Уже почти тысячу лет, как специалисты по социальной динамике доказали, что конкуренция - это плесень, губящая лучшее и вызывающая лишь деградацию. А Круг продолжает держаться за ложные и откровенно вредительские идеи (сильный возмущённый шум, выкрики в зале). И допускают они к себе лишь тех, кто готов жить и работать по правилам Круга. Как у вас говорят, коллега? - Ким перевёл взгляд на оппонента, - 'ничего личного, чистый бизнес'?

  - Верно, коллега, - задорно хохотнул Грауф, - но вы же не будете отрицать, что Круг молится своему Золотому Тельцу от всего сердца и весьма эффективно?

  - В западной мифологии Мамона - сын дьявола, антипода всего лучшего в человеке, его символ - Золотой Телец. История уже доказала, что у паствы Тельца нет ни сердца, ни души, - сухо возразил Ким, - он демон, а не божество, молитвы ему неуместны...

  - Коллега, коллега, - замахал руками Грауф, вызвав смех в зале, - здесь у нас научная дискуссия, давайте не затрагивать теологию и прочие псевдонауки...

  Ким картинно указал на своего оппонента, обращаясь к ведущей.

  - Смотрите, миз Дайм!

  - На что, профессор?

  - Коллега Грауф только что показал всю пропасть, разделяющую кланы 'западной культуры' и 'восточного пути'! Внешне и там, и там действует единая Конституция Конфедерации, Соглашение, но фундамент, на котором основаны кланы, различен. В этом смысле Астурия намного ближе к 'восточному пути', чем любой клан Круга. Но пропасть по-прежнему непреодолима, и вы, люди Запада, её даже не видите (свист и шум среди зрителей)!

  - Так просветите меня и многоуважаемых участников Клуба, профессор, - отозвалась Инга, - мы же для этого и собрались (смех в зале)!

  

  5

    - Хорошо, - кивнул Анчжэн. - Во-первых, в основу всех кланов 'восточного пути', в том числе и общества 'Драгоценного наследия', положена вера, как фундамент бытия человека. Внешне это выражается в ежедневном, - нет, я бы сказал, ежеминутном, - следовании традициям наших предков. Такая постоянная медитация-молитва в самых обыденных действиях, в отличие от словоблудия в церквях западной культуры (возмущённый свист), позволяет нам, людям Корё, Хань, Нихон и другим каждое мгновение ощущать себя наследниками наших почитаемых родителей, продолжателями их дел.

  - Я прошу вас, коллега, - вмешался Грауф, - проявлять больше уважения к поистине вселенским религиям и церквам, их выражающим (одобрительный шум зала).

  - Извините, - скромно поклонился Ким, - я действительно не хочу никого обидеть, а просто искренне объясняю отличия.

  Ольгерд промолчал, принимая извинение.

  - Во-вторых, - это прямо следует из первого, - с точки зрения тех, кто следует 'восточному пути', всякое соглашение незримо подтверждается длинной чередой уважаемых предков обеих договаривающихся сторон, и потому не то, что нарушение, любое искажение заключённого договора для нас немыслимо. Такой поступок даже не позор, не предательство, - это практически отказ от самого фундамента нашего бытия. И потому все договоры с представителями 'западной цивилизации' с нашей точки зрения выглядят, по меньшей мере, странными, безумными, бессмысленными из-за отсутствия гарантий, по-настоящему значимых для 'восточного пути'.

  - Я признаю наличие такой проблемы. Отчасти она решена повсеместным использованием иусов. Хотя с исторической точки зрения вы, коллега, безусловно, правы, - кивнул профессор Грауф, - однако Запад, со своей стороны, нуждается в гарантиях более весомых, чем наличие длинной череды предков. Среди номинесов 'западной культуры' есть множество семей с длинной и славной историей. Достаточно упомянуть Рокфолдов, Редшильдов, Гогенцоллернов, Габсбургов...

  - ...Извините, профессор Грауф, - мягко улыбнулся Ким, - но ваше возражение лишь подтверждает мои слова...

  - ...Пф-ф-ф! - Ольгерд возмущённо фыркнул. - Просто нам требуется в качестве гарантий договороспособности что-то материальное. Или хотя бы очевидная ссылка на известные движущие человека силы - на выгоду, удобство, наслаждение. На желание возвысится, наконец, быть впереди, быть лучше всех. Да, нам на Западе это понятно!

  - Согласен, - вежливо заметил профессор Ким. - С точки зрения Запада дела обстоят именно так. Но что будет, если столь эфемерные понятия, как выгода, как удобство какого-то конкретного человека, а тем более владыки, претерпят серьёзные изменения?!

  - Но, профессор, всегда же можно заключить новый договор, - победно развёл руки в стороны Грауф, как бы апеллируя ко всем зрителям (одобрительный шум в зале), - учитывающий новые реалии!

  - Представители Запада обычно так и поступают, - парировал Ким, - если предыдущее соглашение стало для них неудобно, они с лёгкостью считают его несостоятельным. Так в чём же смысл подобных соглашений?

  - Как в чём? - Грауф искренне изумился. - В выявленных ориентирах для нового договора, естественно...

  - ...Господа, господа! Хватит, остановитесь! Этот спор нескончаем, ...прошу, профессор Ким, вернёмся к различиям Запада и Востока. Наверное, есть и 'в-третьих'?

  

  6

    - Спасибо, Инга! Да, есть и в-третьих. Это - различие между кланами. У последователей 'восточного пути', клан - это большая семья, но семья именно в традиционном её понимании, а не как, - эти слова Анчжэн Ким произнёс с оттенком презрения, - 'союз между мужчиной и женщиной с целью получения детей', ...или, что ещё хуже, 'для получения взаимного удовольствия'...

  - О, я понял, что вы имели в виду, когда сказали, - с ноткой высокомерия отметил Грауф, - что Астурия ближе всех к 'восточному пути' (смех в зале)! - Ким доброжелательно улыбнулся, посмотрев на оппонента как на подростка-несмышлёныша. - Но для чего ещё-то нужен союз мужчины и женщины (хохот в зале)?!! - Ольгерд удивлённо открыл глаза, а миз Дайм неожиданно покраснела.

  - Для любви, конечно (одобрительный свист зрителей). Видите ли, если любовь для представителя 'западной культуры' давно стала синонимом сексуальных отношений, и даже воспитание совместных детей ушло куда-то на второй план, то на Востоке отношение к ней совсем иное.

  - Вот как, - заинтересовалась миз Дайм, - а нельзя ли поподробнее? Я думаю, нашим зрителям эта тема крайне интересна (выкрики: да, да!)!

  - С удовольствием, Инга, - улыбнулся Анчжэн, - но сначала несколько примеров. У вас есть дети?

  - Да, профессор, двое, - тепло отозвалась ведущая, - и старшей дочери уже семнадцать!

  - Вот как? Удивительное тревожное время для взрослеющего ребёнка, миз. Вы не находите?

  - 'Тревоги-надежды лишь вкус нашей жизни'!

  - 'Забота прядёт её ткань!' О! Вы любите Торвальда Робинсона...

  - Я нахожу его поэзию волнующе прекрасной, профессор, но какое это имеет отношение к нашей дискуссии?

  - Прямое, миз Дайм. Когда дети взрослеют, им очень хочется взять на себя ответственность за кого-нибудь, чтобы почувствовать свою значимость, полезность, нужность. Естественная потребность, стимулирующая к приобретению навыков социализации. Вам знаком этот момент взросления?

  - Конечно, профессор.

  - И о чём, если не секрет, попросили ваши дочки?

  - Что вы, Анчжэн, никакого секрета. Старшая мне сказала: 'Мама, я хочу собачку. Давай заведём? Большую. Очень большую! Я буду заботиться о ней, кормить, гулять...'

  - Интересно. А младшая, услышав это, попросила разрешения завести птичек, так (смех в зале)?

  - Как вы догадались? Впрочем, о чём я, вы же специалист по социальной динамике...

  - По социальной истории, если точно. А моя дочь Александра, когда ей исполнилось тринадцать лет, заявила: 'Папа, я уже взрослая, умею хорошо заботиться о младших братиках. Но мне хочется стать необходимой, заботиться о ком-то всерьёз. Не пора ли мне замуж?'

  - Невероятно (хохот в зале)! Простите за любопытство, ...и каков, ...хм-м, ...результат?

  - Сейчас дочка повзрослела, но замуж пока не торопится, ей хватает забот в качестве личного секретаря Президента Конфедерации (уважительный шепоток в зале), - ухмыльнулся Анчжэн Ким, - но это к делу не относится.

  - Да?

  - Пример, который я привёл, высвечивает различия между вступающими во взрослую жизнь молодыми людьми, принадлежащими к 'западной культуре' и к 'восточному пути'. Ваша молодёжь хочет брать, получить всё сразу и побольше, наша - стать полезной, отдавать, но не просто так, а получая взамен ту же заботу, то же внимание. Так что и под любовью у вас понимают сексуальную жажду, страсть, наслаждение, а забота идёт к ним либо нежелательным дополнением, либо тяжёлой платой. У нас, на Востоке, любовь - это, прежде всего, забота. Ежедневный труд, похожий на молитву, - помните, я говорил об этом? А секс, страсть идут к заботе, труду и молитве приятным, но необязательным дополнением. Чувствуете разницу?

  

  7

    - Коллега, - хмыкнул почувствовавший себя забытым Ольгерд, - но вы же не хотите объяснить происшедшие в Астурии и в Круге бунты различным пониманием любви, нет (неуверенный смех в зале)?

  - Напротив, коллега, - вернул усмешку Ким, - забота вместо страсти, вера вместо религии, традиции вместо законов, труд и солидарная ответственность вместо конкуренции, соперничества и работы по обязанности! Вот квинтэссенция 'восточного пути'! Я не говорю, что 'на Востоке' невозможны выступления внекланового населения, нет. Возможны, конечно. Но они будут проходить под лозунгом 'что нам сделать, чтобы получить шанс'? Но и в этом случае всем будет понятно, кто, какой клан стоит за таким выступлением и почему он так заинтересован в дестабилизации ситуации.

  - Вы хотите сказать, - прервала затянувшуюся дискуссию миз Дайм, - что движение 'Дайте нам шанс!' организовано каким-то кланом?

  - Это ясно и без столь длительных рассуждений, коллега, - высокомерно заявил Грауф.

  - Да, но без этих рассуждений неясно, где искать виновных, - спокойно ответил Ким. - А теперь глубокоуважаемой миз Дайм и всем зрителям будет понятен мой вывод: ни кланы 'Драгоценного наследия', ни кланы 'Истинного огня' за этими бунтами не стоят. Я бы поискал виновных в Круге - за бунты на территориях Астурии, и в Астурии - за неурядицы у Морриганов (одобрительный шум). Впрочем, эта технология создания трудностей конкурентами известна давным-давно!

  - Звучит как обвинение, вы не находите, профессор?

  - Что вы, что вы, Инга, - замахал рукой Анчжэн Ким, - это просто научные выводы. Чистая аналитика!

  - Мне кажется, - вмешался Ольгерд Грауф, - коллега несколько поспешил, чем нарушил научную этику. В нашей среде не принято публиковать результаты исследований без тщательной проверки и всестороннего обсуждения...

  - Вы сгущаете краски, коллега, - засмеялся его оппонент, - мои выводы, я уверен, уже проверяют компетентные лица из клановых служб безопасности. А что касается второго замечания, в этой студии как раз и проходит 'всестороннее обсуждение'. В этом и состоит цель дискуссионного медиаклуба, не правда ли, миз Дайм?

  - Согласна с вами, профессор Ким. Ваши разъяснения были весьма интересны и понравились зрителям. По-крайней мере, восемьдесят два процента участников и членов нашего клуба охарактеризовали позицию профессора Анчжэна Кима как искреннюю и ясную. Но, профессор, проясните мне напоследок, ещё один момент.

  - Конечно, Инга.

  - Ваша картина человечества фактически противопоставляет 'восточный путь' и 'западную культуру'. Но ведь помимо них есть другие общества, кланы, ...союзы кланов, ...так?

  - Да, миз Дайм. Если отвечать кратко, выведенные мной на первый план различия - это примерно две трети властных паёв. Оставшаяся треть - это 'Истинный Огонь', объединивший кланы исламской традиции, 'Дети Завета' и 'младшие', - те, кто не входит пока ни в один из великих кланов. Я говорю о многочисленных восточно-европейских, индийских, сибирских и среднеазиатских 'младших' кланах. Не имея собственной политики, они примыкают в Сенате к тем или иным союзам в соответствии с собственными сиюминутными желаниями. Поэтому картина, которую вы, Инга, назвали моей, даёт достаточно полное видение происходящего.

  - Я с вами не согласен, коллега, - возмутился Грауф, - 'младшие' кланы вполне могут иметь собственную политику, хотя, да, вынуждены примыкать к тем, кто больше предложит.

  - Или к тому, кто сильнее, - ухмыльнулся маленький профессор, - но это никак не влияет на сделанные выводы!

  - Господа, господа! Я вижу, что дискутировать вы можете бесконечно, однако наше время подошло к концу. Я благодарю вас за участие в интереснейшем обсуждении и надеюсь на новые встречи, - женщина ослепительно улыбнулась и скромно поклонилась в визор стереокамеры. - С вами была Инга Дайм, ваша любимая ведущая и медиа-канал 'Гэлакси-интермедиа'!

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Индекс цитирования.