Глава 12. Незаконченные дела

...из тех, что нельзя оставлять "на потом".

1

    Лактеа Фиаллум, неизвестная планета,

  пещера Мерлина.

  - Хо, ученичок! Отлично выглядишь!! Подрос, - Морос Ин неторопливо обошёл вокруг Императора всех асиров, придирчиво осматривая его со всех сторон, - помолодел. Последовал моим... хм-м, рекомендациям? Молодец! Как же мне теперь тебя называть? Имя "Локи" кажется немного неуместным, и почему-то думается, что ты выбрал себе другое...

  - Называйте, как вам будет удобно, Учитель, - гость "куртуазно" поклонился, вызвав у Мороса лёгкую улыбку. Ну да, сменив вместилище, Локи остался прежним - разве что чуточку повзрослел. - Если обращаться официально, я - Константин Эрарик из Дома Эрарика.

  - Эр Арик?! Как же, как же, помню: плут и ловелас! Выходит ты - его потомок, Константин? Постой-постой, но тогда, выходит, ты мой дальний родственник и соотечественник, тоже альтерай?.. - Морос попытался ветром взъерошить огненную шевелюру стоящего перед ним существа, но к собственному удивлению потерпел неудачу. - Вот даже как...

  - Мы - такие как я - называем себя асирами...

  Локи создал над ладошкой огненный шарик, который Морос мгновенно развеял, недовольно зашипев:

  - Ты собьёшь мне все настройки приборов!!

  Локи-Константин искренне расхохотался:

  - Это просто иллюзия, Учитель! Вы слишком много работаете и слишком серьёзно относитесь к окружению. Иногда надо хотя бы чуточку расслабляться!

  - Шут и фигляр, - Морос добродушно фыркнул, поняв, что Локи просто шутит. - Рад, что внутри ты остался прежним! А с работой ничего не поделаешь, за мной осталось одно неоконченное дело, а потом... - потом я, наконец, отдохну...

  Локи с беспокойством посмотрел на старика, лицо которого сейчас более всего походило на череп, плотно обтянутый кожей. Лишь болезненно горящие глаза показывали, что хозяин пещеры - не мертвец, а вполне себе живой человек, лихорадочно спешащий и потому изматывающий себя постоянной работой, страшащийся не успеть, ...опоздать. Отчего так торопится старый альтерай, что же он спешит доделать?

  Ответ был здесь же, на рабочем столе. Странного вида небольшая установка, похожая то ли на весы, то ли на напольные часы, находилась в стадии завершения строительства, но каких-то деталей явно не хватало.

  - Санграаль, - вырвалось у Локи, но это прозвучало не вопросом, а утверждением. - Ты всё-таки решился...

  - Да, друг Локи, - прошелестел старик, бессильно присев на край лежанки, - ошибки надо исправлять. Рад, что есть, кому продолжить моё дело, а потом я... уйду.

  - Почему, зачем?

  - Во-первых, всё должно иметь свой конец...

  - Ерунда! С твоими возможностями и умениями можно жить до скончания Галактики, Вселенной, самого времени. Зачем же так торопиться? А ещё Морос нужен мне - нам, асирам! В конце-то концов, именно ты - наш настоящий Отец. Создатель.

  - Во-вторых, я остался один. Совсем один.

  - Неправда! Есть я, Хёмдалль, Сигюн! Если позволишь, они с радостью навестят своего Отца...

  - Я не имею в виду асиров, друг Локи. Беседы и общение с тобой - то немногое, что ещё удерживает меня здесь. Я говорю о своих соотечественниках, альтерай. Те из них, что остались, вызывают у меня либо ненависть - вознёсшиеся, либо брезгливость - те, кто вернулись как Ганос Лал. Есть ещё те, кто вроде бы вознесся, но, по сути, остался наивным мечтателем, искренне полагающим состояние энергета вершиной эволюции.

  - Ты не поверишь, Учитель, - усмехнулся Локи, - но большинство "мартышек" твёрдо убеждены, что вершина эволюции - это они!

  - Гордыня, - тяжело вздохнул Морос, - эту болезнь вылечить труднее всего!

  - Хм-м...

  - В-третьих, - продолжил Морос, - как я смогу жить дальше, уничтожив стольких соотечественников?

  - Врагов, - отрезал Локи, - а их надо истреблять. Уже давно они не сородичи тебе, не родственники - враги. Вознёсшиеся без колебаний уничтожат тебя, если узнают...

  - Не сомневаюсь. Они пытались.

  - Вот видишь! Твой аргумент - сущая ерунда.

  

  2

    - Может быть. Но я один, совсем один...

  - А твоя совесть успокоится, если ты сможешь спасти хотя бы одного сородича? Который поверит тебе, пойдёт за тобой по жизни, во всём поддерживая тебя?

  - Кто?.. Орлин, Ома - наивные мечтатели, чьи усилия не приносят ничего, кроме вреда и страданий для живущих. Ах, да! Ещё их деятельность весьма развлекает вознёсшихся. Эти существа вызывают у меня даже не брезгливость - отвращение. Их-то как раз я уничтожу без малейших сожалений! Так что, друг Локи, тех соотечественников, кто пошёл бы за мной, нет в природе.

  Нет? Ну-ну!

  - Скажи, друг Морос, помнишь ли ты свою соотечественницу Айяну Ин?

  - Да. - Морос ещё больше осунулся и бессильно опустил руки на сидение, будто ища дополнительную опору. - Как я могу забыть свою единственную дочь, погибшую миллионы лет назад? Я сам, своими руками заточил её в стазис-камеру там, на форпосте Терра Антарктика, когда надежды на её исцеление уже не оставалось. 'Чуму приоров' мы так и не научились лечить...

  - Она... последовала бы за тобой?

  - Да. Но мне неприятны твои вопросы, Константин, и эта беседа неуместна.

  - Напротив, друг Морос, всё иначе. Ведь не только у тебя есть неоконченное дело, знаешь ли. Это она? Локи показал на роботизированную транспортную платформу, аккуратно пробравшуюся в пещеру отшельника.

  - Загляни-ка в туле дормата (стазис-камеру)... она?

  Морос-Мерлин встал с явным усилием и, шаркая ногами, подошёл к капсуле, вгляделся в лежащее внутри тело... и сразу ещё сильнее сгорбился и постарел.

  - Это она, Айяна... до сих пор жива... ты нашёл её! Увы, это ничего не меняет, друг Локи. Видишь эти огоньки на панели управления? Дочка по-прежнему больна 'чумой приоров', от которой вакцины нет по сию пору. Сейчас Айяна спит, не чувствуя боли, не мучаясь. Девочку невозможно выпустить из туле дормата, она сразу умрёт и к тому же заразит всех нас. Поверь мне, смерть от чумы - не самое приятное окончание жизни, так что ей лучше и не просыпаться. Знаешь, - Морос на мгновение задумался, - я благодарен тебе за то, что ты приволок сюда капсулу с Айяной. Теперь я с чистой совестью закончу свой труд, запущу санграаль и включу самоуничтожение лаборатории. Мы уйдём вместе - Айяна и я...

  - Глупый с-с-старик!! - Локи зашипел не хуже раскалённого камня, упавшего в воду. - Почему ты всё время хочешь убить свою дочь вместо того, чтобы попытаться спасти? Ладно бы раньше, когда вы уходили с Терры на Лантею, но теперь-то...

  - А что изменилось? - устало махнул рукой Морос.

  - Одним санграалем дело явно не обойдётся, друг Морос, ведь вознёсшиеся могут паразитировать не только в Лактеа Фиаллум, но и во всех галактиках-спутниках, где наблюдалась их активность. Намеченное тобой самопожертвование - откровенная глупость, но ведь ты спрашиваешь, что изменилось в мире вокруг тебя?

  Морос устало поднял потухший взгляд на Локи, и глаза старика по мере того, как он начал осознавать новые возможности, наполнились блеском, расширяясь всё больше и больше. Видимо, естественная реакция на удивление собственной невнимательностью.

  - Вот именно, друг Морос! Чумой заражено тело - но ничто не мешает нам подобрать или вырастить для девочки новое, не правда ли?! Конечно, Айяна превратится в асира, но она выживет и по-прежнему останется твоей дочкой! Не тебе ли, умершему, вознёсшемуся и воскресившему себя, знать об этом всё, а?

  - По образу и подобию, да. Ты прав, ученик. В конце-то концов, только дух имеет значение...

  

  3

    1909, октября 06-го, среда,

  Ватикан.

  - Рад видеть тебя, Ахилле, - Его Святейшество Папа Пий Х-ый, постаревший и осунувшийся, протянул руку, которую епископ со всей почтительностью поцеловал. - Ты узнал, друг мой, чего желает Император?

  Конечно, Пий не имел в виду императора Священной Римской Империи, который шесть лет назад заставил Конклав кардиналов проголосовать на выборах Папы именно за кандидатуру Джузеппе Мельхиоре Сарто, патриарха Венеции, который впоследствии и принял имя Пия Х-го. За эти шесть лет мир изменился до неузнаваемости. Теперь же стало известно, что миров, населённых людьми, множество, а Вселенная непредставима, необъятна и наполнена не только чудесами, но и злобой, и страхом... Во многих мирах люди, как и здесь, молятся вознёсшимся, которые отнюдь не всепрощающе добры, хотя и вправду создали человеков по своему образу и подобию... в качестве пищи. Подобно тому, как крестьянин сажает хлеба и заботится об их росте для того, чтобы обеспечить себя пропитанием. Есть от чего впасть в грех уныния! Но крепкая вера Папы и самоотверженный труд подвижников Святой Конгрегации быстро нашли решение, которое, оказалось, всегда присутствовало в тексте Священного Писания: 'Я Господь, Бог твой, ...не будет у тебя других богов пред лицем Моим... '

  Если вознёсшихся много, и они играют роль различных богов для иных народов, чем это отличается от самого обыкновенного язычества? Ведь и на святых они совсем не похожи?!!

  Господи, вразуми! Впервые за всё время существования Церковь подошла к самому краю пропасти. Устоит ли она, или свергнется в Бездну, зависит от одного единственного обстоятельства: идёт ли она с открытыми глазами, или предпочитает жмуриться, отвергая нисшедший на мир свет истины? Этот свет, эта истина исходят от Императора всех асиров, явившегося на Землю с Небес. Его мощь неизмерима и непредставима, ему служат и ангелы Господни, и демоны Ада.

  Кто Он? Мессия? Антихрист? Спаситель - или яростный Губитель всего живого?

  Пий грустно улыбнулся, и у государственного секретаря Ватикана кардинала Мерри дель Валья от этой мимолетной улыбки заледенело сердце. Боже, как же хочется зажмуриться... не смотреть, не видеть, забиться в самое прочное убежище! Пий, говоря об Императоре, теперь всегда имел в виду лишь Константина Офирского. Прочие земные владыки существуют и сохраняют власть лишь до тех пор, пока это угодно Офиру. И Владыка Государства Ватикан тоже входит в их число...

  - Что сказал Император, Ахилле?!

  - Он... удовлетворён, - низко поклонился Локателли, - и желает, чтобы Ватикан незамедлительно выступил посредником на переговорах о мире. Подробности сформулированы в послании принца Генри, Ваше Святейшество, но, если вкратце, Королевство Нидерланды и Французская Республика отказываются от всех владений в Америке в пользу Офира, их правительства, в том числе президент Фальер, уходят в отставку, а королева Вильгельмина отрекается от престола в пользу Эдуарда Английского. Соединённые Штаты прекращают своё существование, на их месте возникают несколько новых государств. Территории, захваченные Офиром, остаются под его управлением, а оккупированные Канадой включаются в её состав. Аляска возвращается России...

  

  4

  Пий кивнул, оборвав епископа, и Локателли передал папку с посланием госсекретарю дель Валья.

  - Скажи, Ахилле, как изменилось отношение Императора к Ватикану и католикам... после недавних беспорядков в Аргентине, Чили и Перу?

  Десять дней назад во многих диоцезах, епархиях католической церкви Южной Америки, ряд епископов попытались проповедовать против Императора Константина и властей Офира. Их проповеди продолжались недолго, все агитаторы были арестованы. Конечно, население возмутилось, но офирцы поступили нестандартно. Они устроили над всеми узниками публичный процесс на специально оборудованных огромных полях, и все желающие могли присутствовать и лично видеть, как церковных иерархов доказательно обвиняют в прелюбодеяниях (некоторые имели сразу по несколько любовниц), в стяжательстве (реквизированы шикарные виллы, экипажи, акции заводов и фабрик), в прямой лжи. Всё крайне убедительно и неоспоримо, так что мнение народа быстро сменилось на противоположное. По всем процессам были сделаны документальные фильмы, с успехом демонстрируемые кинематографами даже в других странах, в том числе, и в Старом Свете. Скандал произошёл грандиозный, и на волне общественного осуждения опозоренных священников Император Константин пошёл ещё дальше: самых отъявленных негодяев он велел повесить, а остальных отправил на рудники. Но при этом ни сам Константин, ни его приближённые ни разу не позволили себе какой-либо критики в адрес Ватикана и Папы.

  - Пока епископы ограничиваются удовлетворением духовных нужд простых верующих, Офир никак не станет их преследовать. Император не настроен против Святой Церкви, Ваше Святейшество, но, осознавая истинную её власть, он не будет терпеть враждебные выпады в адрес асиров и Государства Офир. А на словах он просил передать следующее: 'Земные владыки должны знать своё место!'

  Значит, кесарю - кесарево? Пий кивнул своим мыслям, а епископ с кардиналом незаметно переглянулись: Папа думает! Они ошибались, изворотливый ум церковного политика почти сразу понял то, чего не было в послании и не прозвучало вслух. Плеть - и 'пряник'! Государство Ватикан - одно из многих, пусть и весьма влиятельное. А Император не потерпит, чтобы вера, религия и церковь смешивались в единый нераспутываемый клубок.

  Как показывает пример Северо-Американских Соединённых Штатов, такие 'властные узлы' Константин не развязывает, а разрубает. Его слова именно об этом, да ещё Император намекает, что если Ватикан не возьмётся за реформу церкви, её устроит Офир. Вот только не факт, что на итоговой картине останется место для Ватикана и Римской Церкви. Это - плеть.

  Зато когда желаемые Императором преобразования обновят Святую Церковь, она сможет шагнуть далеко за пределы одной планеты, став воистину галактической, Вселенской! Новая Церковь уверено придёт на сотни планет с десятками миллиардов населения, чтобы нести свет веры в Единого Господа дикарям и язычникам. И во главе возрождённой Церкви Господней вполне может встать и он, Джузеппе Сарто, Пий Х-ый. Или его преемник.

  Новая Конкиста!

  Таков пряник, и Ватикан не имеет право его упустить. Схизматики и еретики всех мастей пусть завидуют молча и издалека...

  

  5

    1909, октября 10-го, воскресенье.

  Солис Терра, Офир, Дворец-на-Горе.

  Война разгоралась. Попытка Баала и Сокара отомстить 'поросятам', так банально окончившаяся гибелью нескольких октархов, послужила искрой, инициировавшей давно назревающий взрыв. Хрупкий мир рухнул во всей Сфере Мидхейма.

  Вознёсшиеся подготовили и нанесли ответный удар, как и предполагал Локи, склонный видеть козни вознёсшихся в любых провокациях, в тревожных и неблагоприятных событиях, начавшихся почти одновременно по всей Лактеа Фиаллум - за исключением пространства, намеренно скрытого от существ-энергетов. Пока это был удар не кулаком, а расслабленной ладонью, что-то вроде пощёчины. Скоординировать все атаки и создать единый мощный фронт против нагло взбунтовавшейся 'пищи' вознёсшиеся не сумели. Возможно, они не приняли 'бунт' всерьёз, а может быть, не нашли подходящих исполнителей. Альтерай по-прежнему, как и миллионы лет до этого, воевали чужими 'руками', а сами только направляли и нужным образом мотивировали собственные создания.

  Если же имеющиеся силы оказывались неспособны справиться с угрозой, вознёсшиеся творили новых существ, предназначенных для решения этой конкретной задачи.

  Естественно, по образу и подобию созданных ими ранее, но улучшенных, модифицированных. Репликаторы стали 'пробуксовывать'... Не беда! Не справляются? Создатели помогут! И 'разумные' механизмы получают новые технологии, которые используются для возведения более совершенных добывающих и перерабатывающих фабрик, доков, верфей, одновременно выдавая с головой тех, кто передал им новые знания - древних!

  Ведь новые корабли строились по образу и подобию самых передовых кораблей древних, видоизменённых и адаптированных под нужды 'механоидов', с невообразимо мощным энергоядром, непробиваемым силовым щитом и дронами-репликаторами. Последние не просто поражали корабль противника, но и осуществляли его абордаж, заражая механическими паразитами корпус и все системы управления. Вот только орудия новых кораблей были откровенно слабыми - по меркам асиров, конечно, - оставаясь на уровне мьёльниров старых бильскирниров.

  Ничего подобного современным плазменно-лучевым и плазменно-импульсным орудиям асиров у них не было, и даже улучшенные 'тяжёлые посохи' Сокара явно у них выигрывали. Вот только против мощных силовых щитов эти орудия были совершенно бесполезны, и те, кто натравил репликаторов на оталийцев, явно об этом знали.

  Если бы механоиды сразу навалились всей мощью, Орилла бы пала - как Отала столетиями раньше. Но они начали с разведки боем. Как, видимо, и ожидали вознёсшиеся, орудия оталийцев оказались бессильны, но диктатор Фрейр не стал ждать, а обратился за помощью к асирам. Энергетическое оружие их крейсеров оказалось помощнее, чем у 'поросят', но всё равно практически бесполезным, зато кинетическое показало свою эффективность вполне убедительно.

  Электромагнитные щиты репликаторов отклоняли плазму, мощные композитные корпуса не пропускали нейтронные потоки, сохраняя в безопасности уязвимое ядро системы управления. Зато они были бессильны против разогнанных до субсветовых скоростей снарядов-болтов, калечащих рангоут и причиняющих ужасные разрушения. Щиты немного отклоняли 'болты', снижая точность огня, но удержать или отразить удар не могли. Огонь кинетических орудий отлично 'дополнили' специальные команды воинов, вооружённых их портативными аналогами для боя внутри кораблей. Благодаря вмешательству абордажников потерянные корабли оталийцев были отбиты, а один из 'разведчиков', участвовавших в нападении, захвачен.

  

  6

  ...Война захлестнула всё пространство гоаулдов за исключением домена Золотого Владыки Ра. Гибель Кроноса, Раваны и Сокара создала обширный 'вакуум власти', и за бесхозные миры началась общая 'драка'. Ни Камул, ни Сусаноо, ни Олокун не смогли остаться в стороне от бушующих космических битв, пусть и не столь масштабных, как ранее прогремевшие у Сворина и Галата. В войне 'за наследство' быстро сформировались четыре коалиции - Владыка Ю с примкнувшим к нему Олокуном, Баал с Камулом, Кубера, заменивший Равану, в союзе с Ураном, занявшим место Кроноса, и Сусаноо, поддержавший Анубиса. Немного стороной стоял Апофис, накапливающий силы и внимательно присматривающийся к происходящему, но не торопящийся влезать в общую свалку. На него самого нападать опасались, поскольку подозревали, что сына поддержит Ра, а за того вступится Империя всех асиров...

  С асирами никто связываться не желал.

  Владения вассалов Константина старались не задевать, а всех похищенных гоаулдами людей вернули в их исконные миры проживания. Пошедшие на попятную октархи организовали передачу живых трофеев в одном из пограничных миров Нефритовой Империи. За этим процессом присматривали Верховный Администратор Империи Персиваль Лоуэлл с супругой Гертрудой. Асиры весьма удачно воспользовались моментом, чтобы 'распропагандировать' освобождённых, и получили миллионы лояльных к ним людей. Тем более, что 'добрые' пришельцы выглядели как нормальные люди и в 'сверкании глазами' замечены не были. Одновременно новые хозяева начали обширную образовательную программу по образцу Патагонии в присоединённых мирах, в том числе на Сворине и Галате, и всерьёз занялись переустройством их промышленности и экономики.

  Для недовольных и преступников были готовы 'курсы перевоспитания' на шахтах и рудниках домена Владыки Ра, но таких было немного. Миры из-за войны подверглись значительному опустошению, и люди были благодарны за проявленную к ним заботу.

  Людей, переселённых с Галата на Гудмунд, оталийцы возвращать не стали, а Константин и не настаивал. Зачем? Эти люди покинули родину в трудный час ради спокойствия и благополучия в другом мире, в иной галактике, приняв правила новой жизни. Вряд ли Высокое Синее Небо просветило их, какую роль своим 'ручным мартышкам' уготовили хозяева. С другой стороны, будут они сражаться за оталийские интересы - диктатор Фрейр и Высший Совет обеспечат им комфортную жизнь в новом прекрасном мире. Всё справедливо. С другой стороны, появление среди граждан Диктата Ориллы - так стало называться государство оталийцев - человеческих особей ещё более смягчило различия с Империей всех асиров, приближая момент окончательного присоединение Отальхейма к владениям Локи-Константина. Зачем же мешать?

  Наоборот, надо помочь 'союзнику' защититься от репликаторов. Диктатор Фрейр весьма заинтересовался кинетическим оружием всех видов - ведь теперь у оталийцев были 'боевые обезьяны' для создания контрабордажных команд, а 'болтеры', карабины и 'дробовики' асиров уже доказали свою эффективность в рукопашной схватке. Как и тяжёлые кинетические орудия кораблей - в космическом бою.

  Благодаря успехам в отражении разведывательных рейдов репликаторов Империя договорилась поставлять Диктату своё оружие и товары, необходимые для людей, в обмен на ценные природные ресурсы и редкие материалы и возможность вести усиленную пропаганду 'трансформации' среди оталийцев. Это привело к увеличению ранее жиденького - несколько особей в месяц - ручейка эмигрантов в сотню раз, что как раз и являлось пределом мощности 'Франанга'. И такой объём 'утечки' сограждан совсем не беспокоил Фрейра. Похоже, он уже понял, чем всё закончится, и просто ждал подходящего момента, чтобы обеспечить себе и своим сподвижникам наилучшие условия 'сдачи'.

  

  7

  Рихард-Хёмдалль вместе с Хельгой плотно засели за изучение трофейного крейсера ётунов, доставленного с Последнего Рубежа. Главное, что заинтересовало исследователей-энтузиастов, это технология 'живых кораблей', корпуса которых выращивались из сложных композитов на основе металлоорганики. Подобный корабль оказывался практически неуязвим для обычной тактики абордажа, применяемой репликаторами. Механоидам проще его уничтожить, нежели захватить, так что Имперский Флот в обозримом будущем ждут значительные изменения - переход на 'псевдоживые' корабли. Изучение 'тушек' ётунов многое рассказало о методах и морали альтерай, которые с помощью специального вируса (на самом деле, нанобота) сумели управлять и корректировать генетический код живого существа, преобразуя его в нечто иное - этакую химеру. Как выяснилось, древние создали ётунов из людей, проведя их генетическую трансформацию с целью дать им возможность 'питаться' жизненными силами жертв. Истинная цель древних осталась непонятна: то ли они так исследовали тонкие процессы выделения энергета из телесной 'тюрьмы', то ли пытались создать новое оружие против Орай.

  Видимо, что-то пошло не так: ётуны вышли из-под контроля и стали 'очищать' родную галактику от собственных создателей. Весьма эффективно, кстати - и неясно, каким образом, ведь в технологическом плане альтерай намного опережали ётунов.

  Хотя, может быть, альтерай на примере Ётунхейма смоделировали будущую войну с приверженцами Орай? Иначе невозможно объяснить, почему древние вынуждены были отступить обратно в Лактеа Фиаллум, бросив свои корабли, города, фабрики... Поддержка со стороны бессмертных вознёсшихся сограждан делало реальную войну против альтерай бессмысленной затеей.

  Но вознёсшиеся Ётунхейма не пришли на помощь своим 'живущим' сородичам. Почему? Произошёл раскол, далёкие отголоски которого наблюдает теперь Локи?

  Одна группа, в которую, скорее всего, входил и Морос-Мерлин, осудила другую, упрямо стоящую на пути к вознесению, и крепко с ней разругалась? Если это так, сразу становится понятным поражение живущих альтерай - ведь ётунам помогали вознёсшиеся сородичи! А сам 'мятеж' очень похож на тот, который заставил самих альтерай бежать из Орай Пулвис, их прародины. По образу и подобию, так сказать. Только в ином масштабе.

  Сами ётуны, по-видимому, играют какую-то важную роль в сборе жизненной силы для вознёсшихся, 'возделывая' выделенное им поле, охраняя его от 'вредителей', собирая урожай до того, как 'мартышки' создадут какие-либо технологии противодействия. Своеобразная форма рабов, пеонов, крепостных крестьян, приглядывающая за 'фермой', и не имеющая возможностей её покинуть.

  Гипердвигатели ётунов не позволяют путешествовать дальше, чем на несколько сотен или тысяч световых лет, а более мощные и совершенные ётуны изобрести не сумели. Или им не дали их истинные хозяева - вознёсшиеся Ётунхейма...

  Хорошо, что Локи-Константин отговорил Мороса от поспешного применения санграаля. Не факт, что в данной версии оружие способно уничтожить всех вознёсшихся в Лактеа Фиаллум, уж больно велик масштаб. Так почему бы не попробовать его действие в оставленной лаборатории древних, Ётунхейме?!..

  

  8

   Неоконченных дел хватало и на Терре.

  Если Франция приняла условия мира полностью и безоговорочно, то Голландия, согласившись с ними, пыталась всячески затянуть неприятную процедуру утраты независимости. Но деваться-то ей было некуда: Суэцкий канал не резиновый, чтобы пропускать всех желающих, а вокруг Африки и через Магелланов пролив путь перекрыт офирским флотом. Так что по факту Голландии было некуда деваться, деловые люди категорически требовали от правительства скорейшего заключения мира, а от Вильгельмины - отречения и принесения вассальной присяги Эдуарду VII-ому.

  Эти события произошли в воскресенье, четырнадцатого ноября. Вильгельмина с мужем принимали титулы 'герцогов Нидерландских', а британский король расширял владения Империи на материк и получал вдобавок голландские колонии в Азии и Тихом океане. В этот же день в Букингемском дворце было объявлено о помолвке принцессы Виктории Великобританской с принцем Офира Эрманом.

  Европа кипела.

  Во Франции правительство ушло в отставку, а президент Фальер ещё исполнял обязанности, но Третья Республика уже прекратила своё существование. Всё замерло в ожидании новых выборов в Национальное Собрание, которое и должно было решить вопрос о том, что придёт ей на смену, Четвёртая Республика или Третья Империя. Споры шли ожесточённые, и поэтому французам не было никакого дела до происходящего в остальном мире. Как, впрочем, и остальному миру - до Франции...

  ...Германия надменно бряцала оружием. Поздоровевший и наполненный энергией Вильгельм увлечённо 'пугал' императора Австро-Венгрии, который впал в растерянность от столь быстрой смены ситуации. Его нерешительность заставляла ещё сильнее волноваться окраинные земли, населённые венграми и славянами. Германия на них не претендовала, предлагая либо переходить под 'покровительство' России, либо воспользоваться возможностью создать 'независимые' государства. Россия, в свою очередь, не горела желанием присоединять к себе большинство из этих 'братьев-славян', тем более что Босния-Герцеговина, недавно отобранная у Османов, Хорватия, Словения, Сербия и Черногория хотели независимости и создания единой 'Балканской Конфедерации' вместе с Болгарией и Грецией. Однако против присоединения к Конфедерации Болгарии возражали Россия и Германия, а Греции - Британия. Несчастного императора Двуединой Монархии Франца Иосифа уже никто не принимал во внимание...

  Трещала по швам и Османская держава. Поскольку против неё выступили единым фронтом Россия, Греция и Болгария под благожелательным взором Британии, ей угрожало возвращение в границы Ангорского эмирата. Пока разваливающееся государство османов ещё держалось, но только пока...

  ...Северо-Американские Соединенные Штаты сгинули в небытие. Даже тот огрызок, который остался после воссоздания К.Ш.А., образования независимых государств западного побережья, Республик Техас и Луизиана собрался распасться надвое. На севере к Массачусетсу присоединились Род-Айленд,

  Коннектикут, Нью-Йорк, Нью-Джерси и слегка урезанная офирцами Пенсильвания. На юге объединились обе Виргинии, Мэриленд, Делавэр и, конечно, округ Колумбия.

  Аляску получила Россия, Гавайи - Офир. Все центральные штаты после завоевания стали Индейской Территорией Государства Офир. Канада втихую аннексировала северо-запад бывших С.А.С.Ш. Теперь все политические силы планеты напряжённо ожидали сбора в конце ноября Всеамериканской Конференции в Буэнос-Айресе, которая и должна окончательно утвердить новую географическую реальность Терры...

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Индекс цитирования.