Глава 1. Волк, которого ты кормишь.

 В душе каждого человека живут два волка,

  белый и чёрный, всегда дерущиеся между собой,

  но побеждает тот, которого кормят.

  

  1

    1909, января 25-ого, понедельник,

  С.А.С.Ш., Бостон, представительство Офира.

  - Рад видеть вас джентльмены!

  Огюст Эндикотт, консул Офира в Бостоне, доброжелательно протянул руки навстречу двум вошедшим в комнату мужчинам в строгих официальных костюмах. Он в прошлом году отметил своё девяностолетие, но на взгляд ему никак нельзя было дать больше шестидесяти.

  - Прекрасно выглядите, дорогой Огюст, - Элиу Рут, тридцать восьмой по счёту государственный секретарь Соединённых Штатов пожал руку консула Офира и с завистью отметил, что тот выглядит даже моложе его, родившегося почти на тридцать лет позже. - Надеюсь, сэр Генри в представлениях не нуждается? - Рут, улыбнувшись, уступил место своему коллеге.

  - Трудно не узнать одного из создателей 'Юнайтед Стил', - улыбнулся Эндикотт, - ваши портреты не покидают страницы газет, сэр. 'Фрик и компания', 'Карнеги траст'? Кажется, вы недавно отметили своё шестидесятилетие? Отличный возраст для бизнесмена и политика. Америка может ждать от вас ещё многих успехов!..

  - По просьбе Президента, на этой встрече сэр Генри Фрик будет представлять интересы деловых кругов нашей благословенной страны!

  - Вот как? - прищурился Эндикотт. - Отлично! Позвольте представить вам, господа, Главного Администратора Офира сэра Персиваля Лоуэлла! Персиваль - госсекретарь Элиу Рут и сэр Генри Фрик!

  - Кажется, ещё недавно вы занимались какими-то научными изысканиями, господин Лоуэлл?

  Персиваль незлобно ухмыльнулся. Ну да, чем же ещё при первой встрече могут заниматься 'простые' американские парни, как ни выяснением, кто из них круче!

  - Что же привело вас к решению отказаться от американского гражданства ...ради проживания на какой-то убогой кучке камней, да ещё на должности ...управляющего? Странная карьера для весьма популярного у невзыскательной публики писателя!

  - Так может показаться, господин Фрик, - с мягкой улыбкой парировал Лоуэлл. - Кажется, в детстве вы недурно музицировали, не так ли? Отчего же вы стали бизнесменом - может быть, потому, что как музыкант потерпели неудачу? А если бы получилось, сейчас, поди, зашибали бы немало монет, трудясь тапером в баре!

  Эндикотт с каким-то нездоровым интересом, почти с садистским наслаждением приготовился наблюдать за разгорающейся перепалкой, но госсекретарь, увидев, как покраснел Фрик, поспешил вмешаться:

  - Господа, господа, ...прошу вас, ...сэр Генри, вы обещали президенту держать себя в руках. Слишком многое поставлено на карту...

  - Неужели? - искренне удивился Лоуэлл, - тогда, Огюст, приглашайте всех к вашему круглому столу. Для переговоров это самое подходящее место!

  - Переговоров?!

  - Сэр Генри, умоляю вас!

  - В самом деле, господин Фрик, почему бы вам не уняться? В конце-то концов, с госсекретарём мы можем побеседовать и без вас!

  Фрик надулся, став похожим на огромный помидор, почему-то наряженный в костюм, насуплено глянул на госсекретаря и замолчал.

  - Вы не слишком-то ...дипломатичны, господин Лоуэлл, - поморщился Рут.

  - Разве? А мне показалось, что я исключительно миролюбив и милосерден!

  - Какие у вас полномочия для серьёзных переговоров, позвольте спросить?

  - Весьма обширные, господин Рут! Его императорское величество Константин Первый полностью мне доверяет. Но, как я полагаю, полномочий нет у вас, не правда ли?..

  Рут и Фрик почти синхронно поморщились, будто им одновременно наступили на больные мозоли.

  - ...Так вы пришли просто получить информацию?!

  - Хм-м, а ещё и попытаться донести до Кабинета Константина позицию Правительства Соединённых Штатов, уважаемый господин Лоуэлл.

  - ...Тем более, что уходящая администрация С.А.С.Ш. нести ответственность за возможные последствия уже не будет. А будущая - та, что придёт к власти вместе с президентом Тафтом, - всегда сможет откреститься от любых договорённостей, не так ли?

  - ...Да как ты...

  - Молчите, сэр Генри!! Уверяю вас, господин Лоуэлл, вы недооцениваете преемственность обязательств. Если договорённости будут столь легко нарушаться, деловая репутация может серьёзно пострадать...

  - О! Если бы вы хотели, чтобы я вам поверил, вы пригласили бы с собой кого-нибудь другого, и уж точно не господина Фрика. Его репутация, знаете ли...

  - Это неслыханно! Элиу, почему этот выскочка...

  - Я же сказал, Генри, помолчи!!

  - Как мило! - картинно всплеснул руками Лоуэлл, заставив улыбнуться даже до этого серьёзного Эндикотта. - Один волк добрый, а другой - злой, прямо как в притче, ага!

  - Что вы имеете в виду, господин Лоуэлл?

  - Притчу, сэр. Просто притчу: каким бы волк не был, добрым или злым, он всегда хочет тебя съесть!

  

  2

    - Вы не похожи на беспомощную дичь, Персиваль, - слегка улыбнулся госсекретарь, - ведь вы позволите мне подобную небольшую фамильярность?

  Разговор пошёл не так, как ожидалось, и теперь Элиу Рут оказался в затруднении. Поначалу он собирался выдвинуть этому зарвавшемуся выскочке что-то вроде неофициального ультиматума, а Фрик должен был его поддержать от имени всех предпринимателей Америки. Но ...обстановка, поведение ...этого клоуна. Рут знал многих учёных, да и сам Лоуэлл был весьма известной личностью в мире науки, пусть и с неоднозначной репутацией. Учёный, как утверждал его жизненный опыт, должен иначе вести себя. Не так. Держать себя по-другому, ...вот только Рут встретил здесь не сумасбродного ...астронома, а ...чиновника, ранг которого, похоже, оказался ничуть не ниже, чем у него. Невозможно и одновременно полностью очевидно - всё равно как утверждение, что Солнце встаёт на востоке!

  Но ...Рут никак не мог называть Лоуэлла по должности - ни офирским администратором, ни каким-либо иным непризнанным Америкой титулом. Соединённые Штаты не признают суверенитет Офира. К тому же, несмотря на кулуарный характер переговоров, сам Рут занимает немаленький государственный пост, поэтому обращение к собеседнику по титулу или должности в этой ситуации - почти официальное признание! И кто знает, к чему может привести такая неосторожность?

  Однако быстрый ответ Лоуэлла заставил Рута досадливо скривиться: по отношению к себе такая фамильярность воспринимается совсем иначе.

  - Конечно, дорогой Элиу! Я и сам не очень-то одобряю официоз, но вынужден ему следовать на императорских приёмах. С удовольствием расслаблюсь вместе с вами, - Лоуэлл довольно оскалился, и холод в его глазах напомнил Руту и Фрику, что хищники бывают и покрупнее волков, и поопаснее. - Уверяю вас, я вовсе не беспомощная жертва, и Офиру, который вы склонны недооценивать, уж точно не стоит опасаться местных хищников! Даже если они и кажутся сами себе самыми опасными и крупными.

  - Да? Тогда, может быть, вы предъявите нам что-нибудь ...помимо грозных слов, Персиваль? - Рут попытался оскалиться в ответ, но, если честно, получилось не очень. - Пока претензии Офира на сколь-нибудь заметное место в мире не выглядят убедительными!

  - В мире?!! Пф-ф-ф, - фыркнул Лоуэлл, изо всех сил пытаясь сдержать вырывающийся наружу смех.

  - Над чем вы смеётесь, Персиваль? Может быть, приоткроете секрет, что смогло вас так рассмешить?

  - Пафос, Элиу! Ваш пафос насчёт ...мира!

  - Вы не откажетесь пояснить эту мысль, Персиваль?

  - Мы с ним просто теряем время, Элиу! - Генри Фрик напомнил сейчас разъярённую росомаху. - Разве можно всерьёз относиться к этому клоуну! Что он вообще может?

  - Уверяю вас, - невозмутимо заметил Эндикотт, - на свете есть многое, о чём разумный человек пожелает остаться в неведении...

  - Что?! А предателям, вроде вас, Эндикотт, вообще следует помалкивать!

  - Извините, Элиу, но ваш спутник нам надоел, - холодно процедил Лоуэлл, - если вы его не заткнёте...

  - Заткнёте?! Жалкий мошенник и фигляр!..

  Рут пожал плечами, показывая, что он ни при чём, Лоуэлл кивнул и сделал какой-то знак рукой. В углах комнаты моментально - буквально из ничего - проявились две жуткие фигуры: одна - с головой орла с горящими золотом глазами, другая - с головой змеи, огненный взор которой внушил бы ужас и самому отважному авантюристу.

  - Выкиньте этот мусор из дома!

  Два монстра плавными движениями мгновенно перетекли к Фрику, подхватив его под руки, грубо вырвали из кресла и потащили прочь из комнаты.

  - ...Дьяволы! Это - дьяволы, Элиу, Боже...

  Госсекретарь остался невозмутим, и лишь когда услышал стук открывшихся дверей и стихающий визг Фрика, немного расслабился, откинувшись на спинку кресла. Охранники Лоуэлла ...внушали. И сами по себе, и то, как они маскировались в комнате. Конечно, Рут представлял себе, насколько неадекватен Фрик, но взял его с собой именно в качестве 'злого волка'. Тогда на фоне тех требований и претензий, что дражайший сэр Генри собирался вывалить на Лоуэлла, нота Госдепартамента, которую должен был бы озвучить Рут, могла показаться умеренной. А теперь... - теперь Рут уже не мог быть уверен в прочности собственной позиции. Тогда что же остаётся, война?

  - Война? - Лоуэлл заразительно захохотал, и даже хмурый Эндикотт слегка улыбнулся. Неужели Рут произнёс последнюю фразу вслух?

  - Вы находите это смешным, Персиваль, и опять не желаете поделиться тем, что вызвало ваше веселье?

  - О! Вы ошибаетесь, Элиу. Я готов поделиться с вами информацией, чтобы и вы осознали комичность ситуации. Офир - и Империя всех асиров, частью которой являются острова - абсолютно не заинтересованы в войне с Соединёнными Штатами, уверяю вас. Но не по той причине, которую вы считаете главной...

  

  3

    - Поясните, Персиваль!

  - С радостью. Ваши слова про войну и пафос про 'место в мире' наверняка вызовут здоровый смех у владыки Офира. За это вам спасибо - у него столь много трудов, что он редко улыбается. Вы давно последний раз смотрели на звёзды в ночном небе, Элиу?

  - Я знаю, Персиваль, что до недавнего времени вы были неплохим ...астрономом, но, чёрт возьми, причём здесь звёзды и звёздное небо?

  - Почти каждая звезда, Элиу, это светило, подобное нашему Солнцу. Возле многих есть планеты, и - вы не поверите, Элиу! - на некоторых из них кипит жизнь. Вы не находите смешным, господин госсекретарь, что маленькая, но очень гордая варварская страна, занимающая небольшой кусочек суши в одном из захолустных мирков, собирается воевать со звёздной империей, раскинувшейся на десятках планет в десятке звёздных систем. Её население, по моим неполным сведениям, на данный момент превышает десять миллиардов разумных существ, и достаточно одного корабля, чтобы полностью уничтожить жизнь на Земле? Это даже не война между Венесуэлой, у которой нет флота, с Голландией, у которой нет армии, нет! Представьте, Элиу, что папуасы маленького племени тумба-юмба решили бы объявить войну Соединённым Штатам! Разве подобное не было бы смешно?! Добавьте к этому ситуацию, когда губернатор колонии лично приезжает к вождю племени, чтобы убедить его в миролюбии метрополии, ха-ха-ха! Представьте себе всё это, господин госсекретарь, и давайте искренне посмеёмся вместе! Судя по перекошенной физиономии госсекретаря, ему было совсем не до смеха. Кажется, президент собирался вручить представителю Офиру ультиматум, ...то есть, ноту?.. Хотя, ...вероятно, эти мошенники просто вводят его в заблуждение? Может быть, всё это - блеф?! Стоп! А эти два монстра, что почти бесшумно вернулись в свои углы ...и исчезли в тенях, будто растворились? Тоже - мошенничество?!! Может быть, это миражи, морок - как от опиума, нет? ...Хм-м, а как же те моряки и офицеры, кто к собственному изумлению внезапно оказались здесь, в Бостоне, а не на своих кораблях?..

  - Скажите, Персиваль, а что, всё-таки, произошло с двумя линкорами Белого Флота - 'Алабамой' и 'Мэйном'? Я правильно понимаю, что их исчезновение - результат деятельности правителя Офира?

  - К сожалению, командиры этих ...кораблей, н-да, ...оказались чрезмерно упрямы. Невзирая на доброжелательные предупреждения Службы Охраны, они продолжали свой путь в запретную зону. Когда все прочие методы убеждения были исчерпаны, их пришлось остановить силой. Были сделаны буквально несколько залпов, и экипажи выкинули белые флаги. Увы, многие люди уже погибли, да и корабли не смогли остаться на плаву. В знак доброй воли правительство Офира вернуло всех спасённых на американскую землю. Уверен, что и вы, Элиу, в курсе произошедшего.

  Рут слегка растерялся. Он, готовясь к разговору, полагал, что офирцы будут отпираться, говорить о своей непричастности, ...но вот так, мимоходом, сообщить, что они потопили два немаленьких броненосца - ...хотя, если информация о Звёздной Империи правдива, тогда да - эти корабли для них как мошки для орла. Мелкий досадный раздражитель, и всё!

  - Хочу отметить, что экипаж британского корабля - по вашей классификации, крейсер, кажется? - оказался намного разумнее и внял ...настоятельной просьбе представителя Службы. ...Неужели вы не знали об этом? Адмиралтейство 'Старой матушки' не известило Госдепартамент? Ужасно... Рут предпочёл оставить эту реплику без внимания.

  - Спасибо, что вернули команды линкоров, Персиваль. Но никто из них почему-то не помнит, что произошло. Все твердят одно и то же: были на своих кораблях, а потом - раз, и уже в Бостоне! У моряков шок, да и нам пришлось изрядно потрудиться, чтобы газетчики ничего не пронюхали. Не проясните ли мне эту ситуацию?

  - Наведённая амнезия - естественная мера защиты наших секретов. Офир не желает, чтобы его тайны стали достоянием публики. Империю устраивает, что на планете, которую люди называют 'Землёй', всё течёт своим чередом без значительного стороннего вмешательства. Пока устраивает. И, уверяю вас, Элиу, асиры не будут организовывать показательную порку, если Штаты не станут затрагивать сферу особых интересов Империи на планете...

  - И что же входит в эту ...Сферу, позвольте узнать?

  - Офир будет настаивать на возвращении значительной части отторгнутых у индейцев территорий их истинным хозяевам, хотя большую их часть асиры собираются переселить на другую планету. Условия на ней должны прийтись по душе этим детям природы...

  - ...Индейцы?! Чем ваших хозяев, Персиваль, смогли заинтересовать эти дикари?

  

  4

    - Честность, искренность, верность - самые востребованные качества в Империи! - Лоуэлл остался невозмутим, даже не поморщившись на 'шпильку' про хозяев. - Лицемеров и предателей, знаете ли, везде в избытке, именно поэтому душевно здоровые в цене.

  - Надо же, не думал, что дикари важнее цивилизованных и образованных людей!

  - Вы просто не принимаете во внимание, что все люди, вне зависимости от их общественного положения, для асиров - невежественные дикари. Различия между вами, Элиу, и, к примеру, индейцем Лапа Волка с их точки зрения ничтожны, и даже при этом отнюдь не в вашу пользу.

  - Панама тоже входит в сферу интересов асиров?

  - Сама по себе - нет. Но Офир не допустит, чтобы канал между Атлантикой и Тихим океаном был построен - всё равно, где. В Панаме, Никарагуа или в каком либо ином месте. Его строительство может негативно повлиять на естественную природную среду, Элиу.

  - Но, Персиваль, интересы бизнеса требуют...

  - Если кто-нибудь полезет - будет уничтожен. А вашим приятелям-лоббистам, - Фрику, например, - подкиньте идею о расширении сети трансконтинентальных железнодорожных магистралей. Это надолго займёт их деловой зуд и поможет промышленному развитию Соединённых Штатов. Грузоперевозки напрямую через материк, особенно если использовать стандартные транспортные контейнеры...

  - Контейнеры?!..

  - О! Я с удовольствием введу вас и всех заинтересованных предпринимателей в курс дела, но чуть позже. Так вот, контейнерные перевозки по железным дорогам окажутся значительнее выгоднее морских. Даже через намеченный к постройке Панамский канал, Элиу! Это и вправду настоящее 'золотое дно', - доброжелательно улыбнулся представитель Офира.

  'Ага, и заодно - полная невозможность перебросить атлантический флот Штатов в тихоокеанский регион', - мысленно отметил для себя Рут. - 'А если приплюсовать сюда претензии Офира на всю Южную Атлантику...'

  - А каковы намерения Офира в отношении Аргентины и ...Южно-Африканского Союза?

  Лоуэлл удовлетворённо кивнул: собеседник всё понял правильно:

  - Империя желает получить Патагонию, Южную Африку и Мадагаскар в своё исключительное владение. Что-то - в ближайшее время, что-то - слегка попозже...

  'Ага, аппетит приходит во время еды, знаю!'

  Но вслух госсекретарь высказался иначе:

  - Правительство Соединённых Штатов никогда не пойдёт на заключение подобного соглашения. Боюсь, что реакция и Президента, и Конгресса будет не просто отрицательной, а ...агрессивной. Это - война, Персиваль, надеюсь, вы понимаете?!

  - У меня нет иллюзий, Элиу, в отличие от ваших 'хозяев', - вот и шпилька вернулась к автору! - я просто поставил вас - и через вас правительство своей бывшей страны - в известность, где проходит та самая 'тонкая красная линия'. Ту, которую не стоит нарушать всем, кто хочет выжить. Сейчас вы ещё не понимаете, а позднее вспомните и примите мой совет с благодарностью. Усвойте: Империю не беспокоит мнение ...дикарей, и считаться с их желаниями она не собирается. В этом нет никакого смысла ...при подавляющем превосходстве в технологиях и военной силе. Господин Эндикотт, если угодно, охотно подтвердит всё сказанное мной, ...хотя раньше и у него оставались некие иллюзии, не правда ли, Огюст?

  - Вы абсолютно правы, Персиваль. Однако, полагаю, что Элиу всё равно нам не поверит...

  - Почему же, господин Лоуэлл весьма убедителен! Только вот одних слов - и даже двух уничтоженных кораблей - для конгрессменов и сенаторов окажется недостаточно. Боюсь, моя страна будет вынуждена применить военную силу, господа, - Рут встал и сдержанно поклонился, - жаль, что договориться не получилось!

  - Как говорят наши 'хозяева', - Лоуэлл непринуждённо улыбнулся, показав на себя и Эндикотта, - пусть Высокое Синее Небо поможет избежать лишних жертв и страданий, господин госсекретарь!

  - Вы сменили веру, Персиваль? - чуть было не споткнулся собравшийся уходить Рут. - Отчего же?

  - Я искренне верю в Единого Бога, Элиу, - торжественно поднял правую руку Лоуэлл, - но, увы, уже не могу считать богом Христа. Любой из асиров легко повторит все евангельские чудеса - и воскрешение Лазаря, и хождение по воде 'яко посуху', и...

  - ...И Вознесение?.

  - К этому ...явлению, Элиу, у имперцев отношение весьма неоднозначное, но ...ничего мистического или чудесного за ним, с их точки зрения, не стоит. Более того, им известны многие десятки миллионов случаев 'вознесения', но к ...данной ...гм-м ...трансформации все асиры, с кем мне удалось пообщаться, относятся крайне неодобрительно. Кажется, они считают такое 'поведение' - как бы лучше сказать? - постыдным, что ли?

  - Приму к сведенью, - сухо кивнул неприятно удивлённый Рут. - Последний вопрос, почему вы, Персиваль, вообще пошли на этот разговор, если он, как я понял с ваших слов, совсем не нужен Офиру? Ведь вы догадывались, чем он завершится?

  - Может быть, дорогой Элиу, вам это и странно слышать, но ...я люблю свою родину, Америку, и желаю ей всяческих благ. Но это не мешает мне ненавидеть тех тварей, которые в последние десятилетия занимают кресла в Вашингтоне. Вряд ли информация, которую я постарался до вас донести, изменит намерение 'власть имущих' преподать хороший урок 'выскочкам из Офира', да. Но всякая война когда-нибудь оканчивается, и Америке понадобятся люди, которые разберутся в происшедшем. Надеюсь, что увижу вас в их числе, дорогой Элиу!

  Рут помолчал, собираясь с мыслями и по-мальчишечьи переминаясь с ноги на ногу, а затем слегка кивнул и торопливо ушёл.

  - Вам стоит подготовиться к эвакуации, Огюст, - Лоуэлл повернулся к задумчивому Эндикотту, - боюсь, новая администрация Штатов попытается применить силу!

  

  5

    1909, января 26-ое, вторник, раннее утро.

  Северная Америка, территория лакота, Пайн-Ридж.

  Копыто Бизона, убедившись, что поблизости никого больше нет, отложил в сторону длинное, в рост взрослого мужчины, импульсное копьё, и склонился к оглушённому точным ударом лазутчику бледнолицых. Тот только начал приходить в себя, но, увидев над собой огромную голову орла с горящими глазами, сразу посчитал за лучшее сбежать в спасительное забытьё.

  - Открой шлем, Копыто, - по внутренней связи подсказал более опытный напарник, Хвост Лошади, - год назад ты и сам сдох бы от ужаса, встретив нечто подобное!

  Индеец позволил шлему сползти в воротник и невольно прищурил глаза: вокруг царила непроглядная безлунная ночь. Бледнолицый - наверное, охотник, - крался очень тихо, не хуже любого индейца - да вот только бледнолицего окружала ночная мгла, а инфракрасное оборудование 'доспеха Ате' позволяло патрулю наблюдать за окрестностями без всяких скидок на темноту.

  ...Когда 'охотник' очнулся повторно, никаких монстров рядом с ним уже не было. На корточках неподвижно сидел индеец, облачённый в какую-то броню вроде испанской кирасы, и зло смотрел на своего пленника. Лазутчик попробовал пошевелиться, но оцепеневшее на холоде тело слушалось неохотно, а конечности, связанные странной лентой, не оставляли шансов на сопротивление.

  - Ты можешь замёрзнуть, приятель, - тихо пробурчал индеец на отличном английском, - если и дальше будешь столь же беззаботно валяться в снегу.

  - Так отпусти меня, - дёрнулся охотник, но странные путы не давали возможности двигаться.

  - Я бы рад, - индеец бесстрастно посмотрел на пленника, - вот только незнакомый бледнолицый может нести угрозу моим сородичам. Если бы ты пришёл как гость!

  - Конечно, я - гость, о благородный воин!

  - Увы, - сокрушённо покачал головой индеец, - боюсь, ты врёшь, бледнолицый! Гости не подкрадываются тёмной ночью к лагерю своих друзей с оружием наизготовку. Так делают лишь воры и бандиты. Думаю, ты один из них, и хочешь напасть на несчастных мирных индейцев, чтобы отобрать у них шкуры и запасы мяса!

  - Нет-нет, - замотал головой охотник, - я друг лакота и пришёл как гость!

  - Ночью, тайно и с оружием? Сомневаюсь!

  Вдали раздался волчий вой, и пленник содрогнулся, но мгновение спустя в его глазах вспыхнула искорка странной надежды.

  - Здесь много волков, воин, и без оружия ходить опасно. Лишь по этой причине...

  - Ты зря пришёл на землю лакота, чужак. Пожалуй, я оставлю тебя здесь - ведь и волкам надо чем-то питаться!

  Пленник усердно замотал головой, и Копыто испугался, что 'бестолковка' лазутчика оторвётся.

  - Бандит - сытная пища для волка, хотя ...вдруг ты действительно гость, а? Племени будет неудобно...

  - Конечно, гость! Просто слегка заблудился и не успел засветло, - заскулил пленник.

  - Да? - весьма натурально удивился краснокожий. - Первый раз слышу, чтобы охотник заблудился в лесу! Ты слышишь, Хвост?

  Из темноты бесшумно выступил ещё один индеец в таких же доспехах со странным копьём в руке, у которого наконечником служил непонятный округлый набалдашник, и с несуразным пистолетом на поясе. 'Явно какое-то оружие...' - машинально отметил пленник. У собеседника, как он только что обратил внимание, было точно такое же. - '...да ещё и промышленного изготовления. Откуда?'

  - Охотник не мог бы заблудиться, а гость обязательно бы представился. Это просто вор, Копыто! Он явно намеривался украсть наших лошадей! Оставь его голодным волкам - они уже крутятся поблизости! - и пойдём по маршруту дальше...

  

  6

    Английский язык и этого индейца был превосходен.

  - И всё же я гость, - чуть не заплакал пленник.

  Уж очень не хотелось пойти на корм голодному хищнику, который явно бродил где-то поблизости!

  - Неужели? Гости всегда представляются первыми, молодой человек, - с интонацией доброй 'бостонской бабушки' заметил Хвост, - соблаговолите назвать ваше имя!

  'И звание. Боже! Такого никак не может быть!! Аристократический выговор и построение фразы - как у представителей старых семей Массачусетса. Откуда это ...у простого дикаря-индейца?!!'

  Мысли пролетели в голове пленника со скоростью испуганной птицы, а ещё миг спустя его охватила страшная боль: тот, кто сидел на корточках, смазанным движением своего 'копья' хлёстко стукнул лазутчика в пах.

  - Ты прав, Хвост. Это вор и бандит.

  - Н-н-нет, я - сержант первого класса Джон Хейс, национальная гвардия Америки... Рейнджер старался говорить чётко и внятно, но изо рта шло в основном какое-то неразборчивое то ли мычание, то ли жалкий писк.

  - О как! Национальная! Америки!! Сержант, да ещё первого класса!! И какого дьявола ты, сержант первого класса Джон Хейс, полез ночью в индейскую резервацию, если не собирался пойти на корм волкам? Шпионить?

  - Я, ...я... - продолжал пищать пленник.

  - Погоди, Копыто, - стоящий над пленником индеец жестом остановил напарника, собирающегося повторить удар, - мерзавцу и так трудно говорить! Как он вообще с таким красноречием...

  - и визгливым голоском...

  - ...дослужился до сержанта?

  - Шершавым языком, наверное...

  - Стоп, Копыто, я ничего об этом не хочу знать! Вокруг этих бледнолицых всегда какая-то грязь, а до душа мы сможем добраться ещё нескоро...

  'Душ? У индейцев?!' - у Хейса уже голова шла кругом от несуразиц и нелепиц, происходящих вокруг. - 'К кому я попал? Может быть, просто сошёл с ума, как те солдаты, что сбежали из Пайн-Ридж осенью, встретив адского медведя?'

  - Раз поймали, нам его и потрошить. - рассудительно пояснил своему напарнику небрежно опирающийся на 'копьё' индеец.

  - Кровь, кишки, вонища! ...Лучше бы этот ...сержант ...оказался простым бандитом, оставили бы его волкам и всё. Слушай, Хвост, а может, бросим его здесь и доложим, что поймали обычного вора, а? Ну зачем нам эта возня? Да и он быстрее отмучается...

  - Не надо ...потрошить, всё скажу и так, - прорезался голос у Хейса.

  - Вот беда! Эта мразь ещё и на сотрудничество согласна! И что же, теперь тащить его в лагерь? Что он вообще может знать, этот убогий, - продолжал жаловаться тот, кого называли 'Копыто', - всё равно же соврёт. Он наверняка не сержант, и возможно вовсе не Хейс...

  - У командира не соврёт, - возразил второй, - да и премия за живого больше! Но кое в чём ты прав: если поганому бледнолицему отстрелить ноги - они наверняка ему больше не понадобятся, - тащить его будет полегче...

  - Не надо, пожалуйста! Я пойду сам!!

  'Они похожи на индейцев, как я - на короля Британии, могу поклясться в этом на Библии! Только бы удрать и предупредить наших! Шанс есть, сейчас темно как у негра в заднице, ...может и получиться'.

  - Даже не думай о побеге, сержант, - по-волчьи ухмыльнулся Хвост, одним рывком вздёргивая пленника на ноги, - во-первых, волки по-прежнему бродят поблизости...

  'А во-вторых?' - Хейс с трудом сдержался, чтобы не задать вопрос вслух, но тут из воротников доспехов на головы 'индейцев' надвинулись странные шлемы. Один - в виде головы орла, другой - кобры, а когда монстры посмотрели не него огненными глазами, Джон чуть не потерял сознание от ужаса. - 'От ...этих ...не сбежать!'

  

  7

  

  1909, января 26-ое, вторник, день

  Мидхейм, Мидгард, Офир.

  - Государь... - генерал Братак, войдя в личный кабинет Императора, заученно опустился на колено.

  - Что случилось, Сьёрд? - Константин/Локи немного раздражённо погасил голограмму, на которой разворачивалась схема дальнейших действий быстро возрождающегося государства асиров, и повернулся к гостю. - Неужели опять проблемы с ашенами?

  После мгновенного захвата всех планет бывшей Конфедерации ашенов её население без всякого возмущения и ропота стало гражданами Империи. Никаких бунтов, мятежей или даже просто коллективных мирных протестов. Странно, но не удивительно: за века бывшие правители Конфедерации приучили сограждан к строгой дисциплине и абсолютному безоговорочному подчинению власти. Власть поменялась, старое правительство уничтожено? Значит, так тому и быть, надо жить дальше и честно трудиться. Поголовно все ашены искренне считали такое положение дел естественным, и безропотно приняли и новые законы, и новые обязанности, лишь слегка удивляясь собственным расширенным - по сравнению со временами Конфедерации - правам.

  Проблемы были с волианами, которые люто ненавидели всех ашенов и постоянно устраивали мелкие провокации. Они были исключительно лояльны к Империи, которая спасла их от уничтожения, боготворили асиров, но при этом искренне не могли понять, почему нельзя отплатить давнему врагу за свою кровь, страдания, слёзы. Нет, взрослая часть волиан смирилась с тем, что отомстить, увы, невозможно, но молодёжь... 'Вирус' бесплодия был применён относительно недавно, новорождённых не наблюдалось уже лет пятнадцать, но не все, заставшие старое время, повзрослели.

  Ныне молодые люди с опустошенного Волиана охотно отправлялись в центральные миры бывшей Конфедерации ашенов 'отдохнуть и развеяться'. Под этим волианская молодёжь понимала не только танцы. В культурную программу входило и избиение хозяев, неспособных дать отпор, и откровенный разбой.

  Безусловно, 'викинги' - как бывшие джаффа, так и индейцы - старались навести порядок. После последнего побоища они арестовали более сотни молодых волиан и, после публичной порки, отправили их проходить базовый курс военной подготовки: Империя нуждается в воинах! На экзекуции присутствовали родители хулиганов, всецело поддержавшие воспитательные меры, и пострадавшие, удивлённые тем, что их действительно защищают. Константин даже представить не мог, сколь бесправны были граждане бывшей Конфедерации.

  Поэтому первая мысль Императора всех асиров была именно об ашенах: 'Что ещё там случилось?' Но на этот раз проблемы ожидались в другом месте.

  - Мой Император! Патруль, охраняющий земли лакота, задержал рейнджера-лазутчика, сержанта первого класса армии С.А.С.Ш. Власти этой ...территории - Братак презрительно прищурился: государством смело называться то, что занимало не менее одной заселённой планеты! - решили окончательно 'умиротворить' всех индейцев. Они сосредоточили на границе земель лакота до пяти сотен солдат и кавалерии с пятью пушками. Удар по поселениям индейцев будет нанесён завтра утром.

  - Сколько лакота ещё не эвакуированы на Волиан?

  - Менее двух тысяч, государь. В основном, старики, женщины и дети, которые ожидают своей очереди. Воины лакота будут сражаться! - улыбнулся Братак. Его поразило, с каким воодушевлением индейцы, вооружённые, в основном, примитивными ружьями, луками, топорами и копьями, готовятся оказать отпор многочисленным и значительно лучше организованным врагам.

  - Мне дорога каждая их жизнь, Сьёрд, - нахмурился Константин. В его планы не входила потеря столь ценного человеческого ресурса. Индейцы - неплохие воины, ничуть не хуже джаффа, и Император собирался создать на Волиане все условия, чтобы этот ресурс никогда не иссяк. - Сколько у тебя свободных викингов в резерве?

  - Две сотни, государь.

  - Направь полсотни с пятью глайдерами. Этого хватит, чтобы все вторгшиеся к лакота бесследно исчезли.

  - Да, государь. Всех уничтожить?

  - Зачем? - искренне изумился Константин. - Используй, по возможности, станнеры. О пленных позаботятся индейцы, раз они так жаждут помочь. Пусть разбивают их на партии по сотне в каждой - офицеры отдельно! - и готовят к эвакуации. Империя нуждается в рабочих руках. Их нетерпеливо ждут шахты по добыче наквадия, триния и нейтрония. Пусть поработают на благо асиров, а если их труд окажется достойным, отлично. Реабилитация и вознаграждение: на иных планетах всегда достаточно места, чтобы отстроить новый дом.

  - Будет исполнено. - Братак встал с колена, но, перед тем, как уйти, неуверенно обернулся. - Почему, ...государь? Возни с пленными много, а людей на шахты несложно набрать и в иных мирах?

  - Я знаю, Сьёрд, что ты не любишь убивать ...людей, ведь так? Приказ 'всех уничтожить' тебе неприятен...

  - Я выполню любой твой приказ, господин!

  - Не сомневаюсь. Дело не только в твоих чувствах и пожеланиях, генерал. Я не хочу лишних жертв. - Константин пристально посмотрел на Братака.

  У старого воина от избытка чувств перехватило дыхание. Никогда никто из прежних Владык даже не думал делиться с ним чем-либо настолько личным!

  - У индейцев-лакота есть притча о том, - Константин говорил тихо, но от его слов каждый волосок на теле викинга встал дыбом, - что во всяком человеке живут два волка, белый и чёрный. Они, когда набираются сил, влияют на поведение хозяина, на его решения. Оба не склонны к сантиментам и, не колеблясь, убьют врага или любую дичь, если это понадобиться для выживания. Вот только белый волк убивает с сожалением и исключительно по необходимости, а чёрный - с удовольствием и вожделением. Но лишь сам человек решает, какого из волков, живущих внутри, выпустить на охоту или на врага - и тем самым кормит его. И потому абсолютно естественно, что тот волк, которого он кормит, раз от раза становится всё сильнее и сильнее, а второй неизбежно слабеет...

  - Спасибо, государь, я всё понял...

  

  8

    1909, января 27-ое, среда, утро.

  Северная Америка, территория лакота, Пайн-Ридж.

  - Ждать больше нельзя, сэр! Все посланные на разведку охотники, за исключением двух, уже вернулись. Краснокожие нас не ждут, у них не более двух сотен воинов, да и те разбросаны по поселениям.

  Говард Шобер, помощник губернатора Южной Дакоты, раздражённо уставился на Раймонда Боннина, специального уполномоченного Бюро по делам индейцев. Отряд нацгвардии был собран из волонтёров, желающих показать 'диким' краснокожим подобающее место, но формально мог бы быть отнесён к вооружённым силам. Охотники, авантюристы, всякое отребье, слетевшееся отовсюду на возможность пограбить и получить премию за 'умиротворение' индейцев, зато костяк усиленного полка составляли бывшие военные. А несколько ветеранов даже помнили Вундед-Ни! Хо! Крепко тогда вломили дикарям - да только память у них, видимо, короткая! Ничего, сегодня её освежат, и люди уже проявляли нетерпение: никому не нравиться чрезмерно долгий отдых на снегу, да ещё и с ночёвкой. Ведь сюда по призыву своей родины собрались деловые люди. Пусть и не все их дела чисты с точки зрения закона, но собственное время они ценить умеют!

  - Я понимаю вашу торопливость, Боннин, но мы пришли преподать краснокожим урок послушания и ...отплатить за осенний конфуз. Вы уверены, что сюрпризов, подобных 'адскому медведю', в этот раз не будет?

  - Индейские 'фокусы', сэр. Вряд ли они среди бела дня смогут замутить головы достойным христианам!

  - Отлично. У вас есть план действий, Боннин?

  - План? Пф-ф! Это же дикари, сэр. Полк полностью блокирует ближайшее самое крупное поселение. Вперёд выдвинется кавалерия, она зайдёт с тыла, первая и вторая рота заблокируют левый и правый фланги, третья рота с артиллерией подойдёт с фронта. Вышлем переговорщиков и потребуем от индейцев сдаться. Не думаю, что они забыли, что такое пушки! Затем последовательно повторим экзекуцию со всеми поселениями. Надеюсь, нам даже стрелять не придётся, но если дикари откроют огонь...

  - Губернатор Роберт Весси желает получить всех зачинщиков беспорядков живыми для последующего открытого суда, предупредите всех солдат быть сдержанными. Сейчас, увы, не 'семидесятые', и за лишнего дохлого индейца нас не похвалят!..

  Боннин промолчал. Пожелания губернатора его мало беспокоили, его душа пела, вспоминая времена Индейских войн. Сколько индейской крови выпили проклятые 'непримиримые' вожди сиу! Ведь ещё тогда было ясно, что сопротивляться бесполезно. Нет, на этот раз резервация будет полностью ликвидирована. Фермеры заинтересованы в пашне, старатели - в золоте, обнаруженном в местных ручьях и речушках, охотники - в пушнине. Индейцы здесь лишние! Да и земельные участки Бюро уже наметило к реализации. А ещё где-то здесь прячется его дражайшая жёнушка...

  - Вы меня слушали, Боннин?

  - Да, сэр! Никаких лишних жертв, обещаю!

  - Превосходно! Тогда давайте команду на выдвижение. Начинаем.

  

  9

    Тремя часами позже...

    - Это он, джерсийский дьявол! - паника распространялась по третьей роте как пожар по сухостою.

  До поселения оставалось ещё не менее мили, но Шобер понял, что солдаты дальше не пойдут. И тому виной аппарат, подчёркнуто лениво зависший в воздухе в футах ста над авангардом так, будто бы и не слышал о законах сэра Исаака Ньютона. Он был действительно похож на огромную птицу и чем-то отдалённо напоминал тварь на сделанных по памяти рисунках 'дьявола из Нью-Джерси', ...если не обращать внимания на значительную величину 'чёртовой птицы'. Огненные хвосты - эти странные мачты, по которым с треском пробегали электрические разряды - возможно, какое-то оружие? Выступ, который Эванс принял за голову монстра, это, скорее, хвост, ...а вот в том, что на 'спине' чудовища в прозрачной кабине сидят люди - или кто-то на них очень похожий! - сомневаться не приходится. Несомненно - летательный аппарат, но аэроплан Райта, принятый в этом году на вооружение американской армии, по сравнению с ним как индейская пирога рядом с современным миноносцем! Аппарат металлический, Говард отчётливо видел, как несколько ружейных пуль, выпущенных паникующими волонтёрами и попавших в 'дьявола', высекли из его корпуса искры.

  Стрельба, ввиду её бесполезности, быстро затихла.

  - Солдаты уже всполошили индейцев, - командир сводного полка внимательно разглядывал металлическую птицу, - как вы думаете, сэр, что её держит в воздухе?!

  - Висит - и пусть себе висит, философски заметил Говард, - полковник, поторопите своих людей, вы же видите, что аппарат не нападает...

  Впрочем, капралы уже и сами это сообразили и, споро собрав рассыпавшихся солдат в колонну, попытались идти дальше. С первым шагом 'дьявольская птица' ожила и выстрелила из своих светящихся мачт огненными шарами, с грохотом взорвавшимися перед ошарашенными людьми. Изящно соскользнув в сторону, машина выдала ещё серию залпов, взрывы которых стеной перегородили путь к индейскому поселению.

  - Проклятье, - Говард неуклюже потянулся за револьвером, - если это не предупреждение...

  Его примеру последовал и Боннин.

  - Зачем вам револьверы, господа, - усмехнулся полковник, - эта 'птичка' неуязвима для нашего оружия, вы же видели. И вперёд мы, кажется, уже не пройдём...

  - Что же делать?

  - Пока есть возможность, вернуться назад.

  - Назад? - возмутился Боннин.

  - Губернатор Весси будет недоволен, полковник!

  - Зато мы останемся живы, сэр, ...о! Моё предложение уже не актуально... Ещё один такой же аппарат, матово поблескивая металлическими боками, выскользнул откуда-то из-за холма и угрожающе завис за арьергардом роты, перекрывая путь отступления. Серия огненных шаров, выскользнувших из вытянутых вперёд стержней со светящимися набалдашниками - ...пушек, наверное? - с грохотом взорвалась в снегу. Чёрные воронки вывороченной обугленной земли жёстко обозначили линию, которую 'птица' не 'рекомендует' пересекать. Несколько охотников, решивших проигнорировать предупреждение, были моментально поражены выстрелами аппарата, а их тела, дымящиеся и воняющие горелым мясом, стали убедительной иллюстрацией возможностей 'чёртовых птиц' для всех остальных национальных гвардейцев.

  - Прикажите солдатам рассредоточиться и отступать в лес, полковник! - Боннин лихорадочно искал выход из западни. - Нас много, может быть, кто-то спрячется и расскажет губернатору, шерифу, ...дойдёт до президента!..

  - Остыньте, приятель. Вы всерьёз полагаете, что кто-то сможет спрятаться в индейском лесу от дикарей? Или...

  - Дьяволы! Это дьяволы!! - по левую и правую руки с невысоких холмов, поросших негустым лесом, неторопливым шагом к отряду спускались ...демоны с головами орла или змеи. Их глаза горели рубиновым огнём, тело прикрывала броня из того же металла, которым блестели и 'птицы', а в их руках угрожающе сверкали огненными наконечниками 'копья' - уменьшенные версии тех пушек, действие которых уже продемонстрировали летательные аппараты. Десяток солдат начал было стрелять, но с ним мгновенно расправились 'птицы'. Теперь несколько дымящихся тел валялись и на флангах.

  - Бросайте оружие, глупцы, - закричал полковник, - если бы нас хотели уничтожить...

  - ...Что вы себе позволяете, сэр? - возмутился Шобер. - Вы же офицер!

  - ...Собираетесь сдаться, полковник? - глаза Боннина горели негодованием. - Этим исчадиям ада?!

  - ...Молчите, идиот! Какие демоны, исчадия?! На них просто неизвестная нам броня, и единственная возможность спастись - дружно кинуться на врага, когда эти солдаты подойдут ближе. Аппараты не смогут стрелять, опасаясь попасть в 'своих'! А солдаты врага даже не подумают приблизиться, пока у нас в руках остаётся оружие. Уберите же, наконец, свой револьвер, Боннин!

  Но надежды связать врага рукопашной схваткой не оправдались: 'демоны' вплотную подходить не стали, а остановились футах в тридцати, достав какие-то непонятные устройства. Солдаты дружно бросились на врага, но 'демоны' не стали вступать в честную схватку. Вместо этого они открыли по роте огонь из каких-то странных пистолетов, развернувшихся в их руках подобно разбуженным змеям. Каждый воин сделал лишь по пять-шесть выстрелов. Последнее, что запомнил Боннин перед тем, как выстрелили в него, это открывающиеся и съезжающие вниз кошмарные шлемы, которые, оказывается, скрывали обычные человеческие лица. Но, чёрт возьми, все эти воины оказались индейцами!..

  

  10

    1909, января 28-го, четверг, поздний вечер,

  Великобритания, Лондон.

  - Ваше величество, как только что передали телеграфом из Америки, госсекретарь Рут заявил о своей отставке! - Премьер-министр Великобритании Герберт Генри Асквитт сделал многозначительную паузу, ожидая реакции своего короля, но Эдуард VII просто кивнул, показывая, что принял к сведенью эту информацию, и ждёт разъяснений и подробностей.

  - Информированные лица полагают, ваше величество...

  Эдуард VII недовольно скривился. Ну почему Асквитту не сказать прямо: разведчики! А то наводят тут 'тень на плетень', как выразился бы племянник Ники!

  - ...что отставка Рута связана с его несогласием с президентом Рузвельтом по вопросу конфронтации с Офиром, проводящему весьма агрессивную политику и постоянно ущемляющему интересы Штатов. Наши дипломаты считают, что провокации эмиссаров Офира вызвали многочисленные волнения в среде 'умиротворённых' индейцев. Они неожиданно дружно выступили за отмену всех предыдущих договорённостей с властями Североамериканских Штатов. Ещё и действия людей маркграфа в Панаме оказались весьма болезненны для администрации Рузвельта...

  - ...Хм-м, - король поднял руку, прерывая Асквитта и демонстрируя лёгкое неудовольствие, - Британия совсем не заинтересована в появлении ещё одного водного пути в Индо-Пацифику. Империи вполне достаточно того, что она контролирует Суэцкий канал. Строительство Панамского канала - это вызов британскому господству на море и явный шаг к усилению влияния Соединённых Штатов.

  - Вы правы, сир. Но Панамский канал, как только будет построен, серьёзно сократит торговые пути и в Японию, и на западное побережье Америки, и в Китай.

  - Для Америки, Асквитт! Британии это не нужно.

  - Европейские деловые круги также выражают серьёзную заинтересованность в этом проекте...

  - Пф-ф! ...Вы говорите о германских и французских предпринимателях, Асквитт? Нет, запросы французов - это Азия и Африка, их полностью удовлетворяет Суэц. На западном побережье Америки у них нет интересов. Тогда остаётся Германия? Вы - шпион кайзера, Асквитт? Нет?! Появление Панамского канала обрадует лишь бошей - и, конечно, 'кузенов'. Где здесь интересы Британии?

  Лицо Асквитта застыло. Упрямый монарх не желает видеть, что время Британии проходит, - к сожалению, конечно, - но прогресс нельзя остановить! Канал напрямую соединит Атлантику с Тихим океаном, изменив основные торговые пути, подорвёт процветание Бразилии и Аргентины, лишив их транзитных доходов, и выведет Африку и Южную Америку на периферию истории, сняв на этом театре остроту противостояния европейских держав...

  - Мне показалось, что ваша поездка в Германию и общение с кайзером прошли успешно, сир?

  - Вилли - лицемер! Он готов заигрывать даже с 'кузенами', вкладывающими свои денежки в промышленность Рейха, и не замечает, что мир скатывается к войне, несмотря на все мои ...и ваши усилия. Запуск Панамского канала - спусковой крючок страшной бойни. Если всё будет идти, как сейчас, до её начала лет пять. Когда война случится, Британии не нужно, чтобы её противник в грядущем противостоянии, Германия, получила дополнительный маршрут в Азию, в Индию и Китай. Асквитт сдержано поклонился королю. Его анализ безупречен, и если есть шанс сохранить Империю...

  - Что нужно делать, сир?

  - Максимально ускорьте создание полноценной секретной службы, Асквитт. Не мешайте маркграфу Константину бодаться с кузенами! Наоборот, приложите все усилия, чтобы договориться с ним. Он хочет Патагонию и Южную Африку? Он хочет послужить барьером от жадных бошей и заняться воспитанием дикарей?! Да ради Бога! У Британии в ближайшее десятилетие всё равно не будет ни средств, ни сил для развития этих территорий. Пусть забирает, ...но только при условии беспрепятственного прохода наших боевых кораблей вокруг Африки и Патагонии и сохранения свободной торговли для британских производителей. Да на этих же условиях мы готовы передать ему все права на Южную Георгию и Фолкленды - это ещё больше поссорит Офир и Аргентину и создаст дополнительные препятствия для бошей!

  - Вы уверены, ваше величество? Парламент неодобрительно относится к 'разбазариванию' территорий. Боюсь, эту позицию будет трудно отстоять ...

  - Вот, Асквитт, Британии решительно не хватает настоящей секретной службы! Отдел при Адмиралтействе, в министерстве иностранных дел, в армии, ...информации мало и она разрозненна. А я своими глазами видел воздушные корабли Офира...

  - Они произвели на вас столь сильное впечатление, ваше величество? Мне кажется, Цеппелин...

  - Цеппелин? Ха!! Я видел ...будущее, Асквитт. Корабли Офира потрясают воображение и во всём превосходят нелепые поделки бошей и лягушатников. И при этом у меня создалось впечатление, что сами офирцы считают их чем-то крайне примитивным. Мы же тоже любим покататься на лодках, да. Если бы вы видели яхту их принца Генри! Она невероятна! Вы же знаете, раньше ходили разные слухи о пришельцах с других планет!

  - С Марса? Ваше величество...

  - С Марса, с Юпитера, с других звёзд - откройте, наконец, глаза, Асквитт!! Офир лишь прикидывается маленьким и безобидным, а на самом деле он как затаившейся сорокафутовый аллигатор. Кто-то глупый может подумать, что противник не больше лягушки, а на самом деле из воды выступают лишь ноздри хищника! Мы видим лишь ...ноздри Офира, Асквитт, монстр просто принюхивается к обстановке на планете. Возможно, он, в конце концов, сожрёт всех: на планете нет никого, кто мог бы ему противостоять. А, может быть, новым хозяевам планеты понадобятся чиновники и управленцы из числа аборигенов? Я хочу, Асквитт, чтобы они были англичанами! Возможно, на время это защитит Британию от уничтожения - или даст шанс на успешное сопротивление пришельцам?!

  - Вы здоровы, ваше величество?

  - Чёрт возьми, Асквитт, конечно же, нет! Я болен - болен ...будущим, которое увидел краешком глаз!! Но - если вы имеете в виду разум, я - абсолютно здоров. Просто, Асквитт, выньте, наконец, свой аристократический нос из викторианской задницы, и начинайте работать!! Для начала соберите всю доступную информацию об офирцах!

  - А как же Германия, сир?

  - Против Германии отлично работают и уже существующие спецслужбы, но - будьте бдительны, Асквитт! Британии не нужно, чтобы кайзер вышел на какой-либо постоянный контакт с Офиром. Если же удастся настроить маркграфа Константина против Германии...

  - ...Франции, Австро-Венгрии, России, а ещё Бразилии, Аргентины, Японии... - я правильно понимаю ход мысли, ваше величество?

  Эдуард VII позволил себе едва заметно улыбнуться и слегка кивнуть премьер-министру.

  - Не ограничивайте список, Асквитт! Британия, исключительно Британия должна получить все возможные выгоды от сотрудничества с пришельцами и опередить в этом конкурентов. А потому подлинное происхождение офирцев и все контакты с ними стоит держать в строжайшей тайне. Последствия от 'утечки' непредсказуемы...

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Индекс цитирования.