Глава 3. Доброе слово и большая дубинка

  ...доходчивей одних лишь добрых слов!

  1  

  1909, март 07-ое, воскресенье,

  Великобритания, Лондон.

  Сэр Джон Арбетнот, барон Фишер, Первый Морской Лорд уже много часов без устали чертил схемы сражения, произошедшего месяц назад у берегов Аргентины. Тогда два боевых корабля Офира напали на формально многократно превосходящий их по силе броненосный флот, находящийся вблизи собственной военно-морской базы Пуэрто-Милитар. Аргентинские корабли имели надёжный эскорт из миноносцев и лёгких крейсеров и совершенно не собирались сдаваться коварному и бесчестному врагу.

  Почему бесчестному? Потому, что два ...хм, броненосца Офира прикрывали с воздуха четыре "эршипа" и дюжина небольших аппаратов вроде аэропланов, против орудий которых - да, чёрт возьми, орудий!! - у аргентинских миноносцев и крейсеров никакой защиты не было вообще. Диспозиция на начало боя предельно проста: в пятнадцати милях от берега флот Аргентины получил информацию о подходящем с востока противнике. В это время четыре броненосца, в число которых входили и два совсем старых, ещё казематной постройки, ветерана, без спешки шли вдоль берега милях в тридцати от Пуэрто-Милитар. Арьергард основных сил флота сформировали все броненосные крейсера типа "Гарибальди". Три бронепалубных крейсера рассыпались милях в пятнадцати-двадцати мористее и выполняли патрулирование, прикрывая флот. Ближе к берегу, чуть отставая, два дивизиона миноносцев сопровождали большие корабли.

  Аргентина какими-то невероятными усилиями смогла собрать в одном месте почти весь свой флот! Когда Фишер спрашивал себя, смог бы он, получив известие о начале войны, столь же быстро организовать выход кораблей в море, то сам себе и отвечал: нет! Аргентинцы успели - к радости безжалостного противника.

  Каждый раз, рассматривая схему боя, адмирал Фишер хватался за голову: диспозиция дурацкая! Зачем было вообще выводить флот в море? Не лучше ли ...м-да.

  О чём думал командующий флотом, отдавая тот самый приказ, теперь уже не узнать. Увы!

  Да, его застали врасплох!

  Возможно, внезапно получив известие о приближающемся противнике, аргентинский адмирал сделал то единственное, что успевал? Ведь враг был обнаружен милях в двенадцати, да и то случайно. Низкие силуэты офирских броненосцев, окрашенных в сине-голубые цвета, будто "таяли" в море. К тому же они совсем не дымили! Обнаружил их неожиданно для всего флота благодаря исключительно острому зрению неизвестный моряк с крейсера "Бентесинко-де-Майо". Патруль едва успел телеграфировать главным силам, как был потоплен буквально двумя попаданиями, с огромной дистанции, без пристрелки! Ещё одна случайность? Сверхтяжёлые снаряды - специалисты оценили калибр орудий офирского броненосца в двадцать-двадцать пять дюймов! - разломили корпус крейсера на три части, и через минуту на поверхности океана плавали лишь мусор да мелкие обломки.

  В тот момент аргентинский адмирал мог повернуть обратно на базу, от которой далеко уйти не успел, или, ...а что сделал бы он, адмирал Его Величества Эдуарда VII-го? Фишер не мог дать ответ, но, в любом случае, не стал бы действовать подобно аргентинскому коллеге. Тот развернул свои броненосцы (убогие корытца на две с половиной тысячи тонн!) строем фронта навстречу врагу, чтобы выйти на дистанцию огня и поворотом "все вдруг" поставить противника под полный бортовой залп. Вторая флотилия, состоящая из трёх броненосных крейсеров типа "Гарибальди", получила приказ сблизиться с незваными гостями на контркурсах с севера, и вступить в бой, как только старые, но ещё крепкие, "броненосцы" отвлекут противника на себя. Против двух "обычных", пусть даже сильных, кораблей, этот план, может, и сработал бы - чудеса иногда бывают! - но здесь-то шла речь об офирцах.

  Патрульные крейсера попытались удрать, всерьёз рассчитывая на удачу, но им не повезло: орудия офирских кораблей оказались куда дальнобойнее и, создавалось впечатление, "мазать" не собирались. Несколько минут спустя "словил" три тяжёлых снаряда и мгновенно затонул "Нуэве-де-Хулио", а "Буэнос-Айрес", не желая более испытывать судьбу, погасил котлы и выкинул белый флаг. Адмирал Фишер кивнул: разумное решение!

  

  2

  Вторая фаза сражения началась через четверть часа атакой дюжины скоростных воздушных аппаратов - аэропланов? - на миноносцы аргентинцев, в результате чего они были совершенно лишены хода, и в дальнейших событиях участия не принимали. Аэропланы офирцев на скорости более двухсот узлов ушли в сторону Пуэрто-Милитар, где с увлечением занялись уничтожением береговой обороны и военной инфраструктуры. Затем шесть 'аэропланов' провели рейд на Буэнос-Айрес, разрушив казармы и подавив все очаги сопротивления, а остальные остались патрулировать базу аргентинского флота. Чуть позже над Буэнос-Айресом и Пуэрто-Милитар появились эршипы, с которых офирцы высадили десант.

  В море события развивались не менее драматично: пара эршипов на скорости около ста узлов подошла к колонне 'гарибальдийцев', зависла и открыла по крейсерам огонь из орудий, которые, как оказалось, установлены в нижней полусфере воздушных кораблей. Не имея возможности ни ответить огнём, ни удрать, через десяток другой минут 'гарибальдийцы' сдались, после чего на крейсера были высажены абордажные группы.

  В то же время, сблизившись на дистанцию миль в четырнадцать, корабли Офира открыли огонь по развернувшимся 'во фронт' аргентинским 'броненосцам'. Те даже не вышли на рубеж открытия огня, и потому боя не было - просто безжалостное избиение, продолжавшееся не более нескольких минут. Три-четыре залпа - и от флота Республики Аргентина остались лишь воспоминания... Фишер промокнул платочком пот, выступивший на лбу. Его Величество прав: с Офиром воевать невозможно, и характеристики, которые показывают его аппараты, людским поделкам просто недоступны! Господин Жюль Верн со своим капитаном Немо, Робуром-завоевателем и прочими сумасшедшими изобретателями даже в кошмарном сне не мог представить подобную мощь!

  Броненосные корабли в десять-двенадцать тысяч тонн, идущие на экономической скорости в тридцать-сорок узлов, - это несложно прикинуть по карте, - не дымящие, вооружённые двадцатидюймовыми орудиями, без промаха бьющими на ...хм, двадцать миль. Ха, это просто ерунда по сравнению с неуязвимыми - бронированными! - аэропланами, эршипами, ...что там ещё в запасе у коварных офирцев? Ракеты по типу тех, которыми Уильям Конгрив сжёг Копенгаген, но способные сразу уничтожить не город, а всю Британию? Боже, какой ужас! Фишер сжал уши руками, не желая слышать звенящие в голове молитвы убитых в Копенгагене, в Данциге, в... как там: '...небеса, потрясаемые изобретениями, о которых раньше не слыхивали, несущими сквозь воздух неугасимый огонь, падающий на наши жилища, ...Британия, твоя ли это работа?' Так, может, это расплата за гордыню?..

  Стоп! Он - боевой адмирал, а не истеричная викторианская дамочка. Политикой пусть занимаются король и Форин Офис, его дело - просто выполнять...

  Фишер потянулся к разбросанным перед ним многочисленным снимкам: агенты хорошо потрудились, фотографируя аппараты офирцев: вот несколько видов с их аэропланом, похожим на явившуюся из кошмаров птицу, это эршипы, ...а вот и корабли!

  Футов четыреста в длину, семьдесят-семьдесят пять в ширину, килотонн четырнадцать-пятнадцать, остро скошенный форштевень без намёка на таран, ...ха-ха, зачем им это? Двухорудийная башня на приподнятом баке - это главный калибр, понятно. Над нею - ещё одна, маленькая, похоже, со 'скорострелками'. Низкая и длинная надстройка - боевая рубка? - с непонятной пирамидой поверх. И никаких труб! С кормовой стороны прямо на 'крыше' рубки - ещё одна маленькая башня, а вот дальше - длинная плоская палуба без какого-либо оборудования. Странная конфигурация вооружения, но, видимо, офирцы сочли, что пушек - достаточно. Возможно, на корме - посадочная площадка для эршипа или аэроплана? Хм-м, возможно...

  Как же бороться с этим монстром, если он сверхточно поражает цели на пятнадцать миль? М-да, задачка! ...Пушки тут не помогут, нужно что-то более мощное. Например, торпеды. Поскольку у надводного миноносца шансов приблизиться нет - значит, необходимо строить подводные лодки. Не Британии, ей не дай Бог сориться с Офиром! Дружить, только дружить! Заключить союз, да-да. А пушки, ...против летательных аппаратов скорострельные орудия будут весьма неплохи! Нужна высокая начальная скорость снаряда да хороший угол возвышения ствола. Кстати, раз немцы строят цеппелины, противовоздушная артиллерия становится необходимой...

  Фишер отодвинул в сторону ворох фотографий и открыл отчёт артиллерийской комиссии Адмиралтейства: '...Опыты стрельбы по подвижным воздушным свободно летящим целям убеждают, что для надёжного поражения цели необходимо специальное скорострельное орудие с особыми прицельными устройствами...'

  Вот! Без сомнений, интересы Британии требуют намекнуть 'кузенам' о торпедах, подводных лодках и создании противовоздушных орудий, ведь будущие союзники из Офира не воспринимают американцев всерьёз, не так ли? Так почему бы не полюбоваться со стороны на извечное соперничество 'клинка' и 'брони'?

  

  3

    Фишер со слезами на глазах потянулся к своим любимым фотографиям, на которых резали морские волны его 'дети', начиная с 'Дредноута'. Нужны ли они теперь Империи, над которой не заходит Солнце? Их век близится к концу, увы. Возможно, зенитки смогут отогнать цеппелин, или, даже, эршип, но они вряд ли помогут против аэропланов вроде тех, что применили офирцы.

  Аэропланы! Да, но пока ни у кого, кроме них, настоящего воздушного флота нет - значит, корабли пока нужны, его дредноуты ещё поживут и послужат Британии, но судостроительную кампанию придётся вскоре пересмотреть. Фишер сделал пометку - Британия нуждается в воздушных судах! - и вернулся к флоту океанскому. Для разведки нужны быстроходные лёгкие крейсера, для атаки - подводные лодки с высокой автономностью, а для защиты Метрополии хватит дредноутов - тех, что есть, тех, что строятся. Но как же быть с защитой колоний - и, прежде всего Индии? Во-первых, базы: Сингапур, Гонконг.

  Договор с офирцами о совместной обороне владений! Только вот чем заинтересовать, по меткому сравнению Его Величества, сорокафутового аллигатора, который до атаки и не показывается над водой?! Ни деньги, ни промышленные товары его не привлекают...

  Фишер бросил взгляд на образцы продукции, которую Офир начал продавать в Южной Африке и Аргентине. Вроде бы это же предлагают европейские или американские производители, но офирские качественнее, удобнее, надёжнее. Вот, например, фонарик. Один британские инженеры даже разобрали и ...чуть не сошли с ума. Внутри лёгкого металлического корпуса оказались несколько непонятного назначения кристалликов - и всё. Исследователи даже не смогли определить, какой из них является лампочкой, а какой - аккумулятором! Кристаллики монолитные, попытаться взять кусочек для анализа - просто разрушить. Попытка просветить их лучами Рентгена окончилась безрезультатно: они оказались столь же непрозрачны для икс-лучей, как и для обычного света. Изумлённые инженеры собрали кристаллики обратно, и фонарик снова заработал! Его оставили включённым до истощения - и вот уже неделю он работает без малейших следов разрядки. И Асквит ещё подвергает версию о пришельцах сомнению! Ха, даже фонарик, подобный этому, ни в Старом, ни в Новом Свете сделать не смогут, а Офир печёт их как пирожки, дёшево, всех размеров и расцветок!

  Естественно, с такими товарами офирцы мгновенно захватывают любой рынок, на который приходят. Если судить по лёгкости, с которой они изготовили все эти товары, для них они не сложнее, чем каменные инструменты троглодита для современного европейца. Торгуют за наши деньги, ...зачем они понадобились пришельцам? Что им нужно от 'диких' аборигенов?

  Фишер уже смирился с подобным эпитетом: глупо обижаться на правду, но ему хотелось понять, в чём нуждаются офирцы. Агенты сообщают, что они скупают в любых объёмах продовольствие, но всегда исключительно свежее и только у производителя - фермера, ранчеро, рыболова. Значит, имеют нужду в продуктах питания. Увы, Метрополия и сама их скупает, а потому не сможет обеспечить большой объём поставок. Зато данная информация подсказывает, что фермерские хозяйства Канады, Новой Зеландии, Австралии в ближайшее время ждёт процветание.

  О, как же он забыл о шерсти и хлопке! Заинтересуются ли пришельцы? ...Хм-м, надо сделать пометку для Асквита. Конечно, сейчас он точно так же ломает голову, пытаясь найти с офирцами точки соприкосновения. Возможно, им нужны золото, серебро, платина, драгоценные камни? Что сами британцы тащили из-за морей, что брали от дикарей в обмен на бусы, зеркала и другие промышленные товары?

  Территории? ...Хм-м, ...Южную Африку придётся отдать. Удержать офирцев от силового захвата невозможно, а ссориться с пришельцами глупо. Возможно, они потребуют острова в Океании или где-то ещё? Отдать, всё отдать ради Договора о взаимной обороне, а лучше - союза. Нет, ни того, ни другого Британия не получит: Фишер отчётливо понимал, что с туземцами подобных договоров не заключают, ...а вот согласиться на протекторат, на положение вассала - почему и нет, для выживания Британии хороши все средства!

  

  4

    1909, марта 08-ое, понедельник,

  Россия, Царское Село.

  - Ваше высочество, - сдержанно поклонился Николай II, приветствуя на английском неожиданного гостя, о прилёте которого загодя предупредил дядюшка Эдуард VII-ой. Ещё дядюшка почему-то настоятельно советовал соблюдать титулование и демонстрировать отменную вежливость. Почему? Могучая Британия - и маленький Офир, что может их связывать? Да и кто такой этот Генрир, чтобы Император Всероссийский лично встречал его, отдавая всяческие почести как настоящему принцу великой империи вроде Германской или Британской?

  Надо отдать должное, Генрир прибыл величественно и с определённым шиком, поразив всё Царское Село зрелищем огромного небесно-синего эршипа, величественно опускающегося на освобождённое от зевак поле. Воздушный корабль был огромен, не уступая в размере броненосцам Императорского Флота, но при всей массивности оказался странно грациозен. Почти бесшумно эршип мягко коснулся грунта и застыл неподвижно, совсем не реагируя на неслабые порывы мартовского ветра...

  - Ваше величество, - вернул поклон и ответил на безупречном великорусском языке высокий рыжеволосый юноша. Николаю почудилось, будто лицо принца он уже где-то видел. - Примите искреннюю благодарность за то, что вы любезно согласились на эту встречу. Я счастлив ступить на русскую землю.

  - Благополучно ли прошёл перелёт, ваше высочество? - Николай жестом пригласил принца пройти под натянутый по случаю непогоды навес, неплохо защищающий от мокрого снега и ветра

  - Вполне, ваше величество, - Генрир вежливо улыбнулся, принимая предложение. - Эршипы абсолютно надёжны, поэтому никаких волнений я не испытывал...

  Ну да, в Италии они произвели настоящий фурор, приняв участие в спасении пострадавших от землетрясения, да и после, ...вон, Аргентину разгромили всего четыре таких воздушных крейсера, показав полную беспомощность современных вооружённых сил перед атакой с воздуха. Конечно, там, помнится, было и морское сражение, в котором офирцы то ли утопили, то ли захватили весь флот противника, но решающей стала прямая атака с воздуха. Безжалостная и острая, как удар кинжала.

  Кто бы мог подумать, что боевые корабли начнут ходить по воздуху, и Россия, с её огромными пространствами, окажется совершенно беспомощной?! Теперь уже бесполезно охранять берега, что стоит такому воздушному кораблю нанести удар в любом месте, даже удалённом от береговой линии. Осознав новые реалии, все страны заспешили создать хоть что-то подобное. Больше всех преуспела Германия, хотя даже её цеппелинам бесконечно далеко вот до этого эршипа, вальяжно усевшегося на лугу. Вслед поспешила Франция, а теперь в 'гонку' включилась и Россия, но Николай понимал, что спешить-то уже некуда.

  Битва за владычество над воздушным океаном проиграна, даже всерьёз не начавшись, и теперь в Россию с визитом явился победитель - вежливый, аристократично-лощёный, но жёсткий и безжалостный. Помнится, Офир потребовал от Аргентины признания своих прав на Антарктиду, Патагонию и ряд островов, а та отказалась? Теперь Аргентина - вассал Офира, а Патагония и всё прочее достались захватчику.

  Затем принц Генрир явился к дядюшке Эдуарду, который передал отцу этого милого молодого человека права на Южную Африку и согласился со всеми без исключения претензиями Офира. Это с учётом уже отданных Фолклендских островов и Новой Георгии. Невероятно! Чтобы Британия ...без долгих споров, ...без сколь-нибудь заметного противодействия отдала собственные заморские территории!.. Потом принц посетил Португалию, Испанию, Италию, а теперь дошла очередь и до России. Глядя на огромный и, по слухам, неплохо вооружённый корабль Офира, беззаботно стоящий на поле, Николай понял, о чём любезно предупреждал дядюшка: внезапно возникшей новой силе безразличны договорённости между старыми 'игроками'. Всё, что нужно, офирцы возьмут силой и никаких мук совести по этому поводу испытывать не будут.

  На какой-то миг Николаю представилось, что он - император ацтеков, с трепетом взирающий на могущество безжалостных завоевателей из-за океана, и его охватила паника. Как всегда, помогла молитва - и воспоминания о бескорыстной помощи офирцев жителям Итальянского королевства. Значит, милосердие и им не чуждо!

  Но, кажется, христианами офирцы не являются. Верят ли они в Бога - или разделяют модный ныне атеизм?

  

  5

  - Ваше величество, ваши высочества, - принц столь же сдержанно поклонился представителям императорской семьи как получасом ранее Николаю. - Счастлив посетить Россию и рад видеть вас в добром здравии.

  По лицу Аликс пробежала тень, но царица крепко держала себя в руках. О страшной болезни цесаревича старались не распространяться, в газетах только раз появился бюллетень о его состоянии здоровья, но внутри семьи и, видимо, для королевских дворов Европы, болезненность наследника была секретом полишинеля. Поэтому приветствие офирского принца можно было счесть бестактностью, если на мгновение забыть, из каких далей он прилетел. Учтя возможную неосведомлённость этого красивого молодого человека, Аликс просто улыбнулась:

  - Что привело вас в Россию, ваше высочество? Прошу вас, присаживайтесь, сейчас подадут чай.

  - А подарки? Ты привёз нам подарки? - младшая дочь императора Анастасия требовательно обратила внимание и на себя. Съёжившись под суровыми взглядами родителей, она жалобно прошептала:

  - Я так люблю цветы...

  - Наверное, ваши любимые - это фиалки? Вы позволите, ваше величество? - получив разрешение, Генрир кивнул адъютанту, и тот протянул принцу широкий поднос с пятью простыми на вид шкатулками. - Прошу вас, ваше высочество!

  Анастасия опасливо взяла из рук незнакомого красавца-принца шкатулку и, открыв, обнаружила в ней букетик фиалок, с виду неотличимый от настоящего. Нежные листочки, аромат, глубокий синий цвет. Царевна взяла букетик в руку, и тот, к удивлению всей семьи, вдруг засиял чистым белым цветом - будто фонарик.

  Генрир удовлетворённо улыбнулся и вручил похожие шкатулки остальным царевнам, а цесаревичу - маленький сундучок. Алексей сразу достал из него странный мячик, засветившийся в его руках подобно букетикам сестёр. Мальчик от неожиданности отпустил сияющий шарик, но тот и не думал падать, оставаясь висеть в воздухе безо всякой опоры. Он мягко увернулся от попыток сестёр схватить его, но легко вернулся в ладонь Алексею, стоило ему лишь протянуть руку.

  - Вам нужно лишь пожелать, ваше высочество, - улыбнулся Генрир в ответ на вопросительный взгляд цесаревича, - и шарик последует за вашими желаниями.

  Дети сгорали от нетерпения побаловаться с необычными подарками, и родители, переглянувшись, отпустили их. Вслед, подчиняясь знаку императора, вышли и остальные участники несостоявшегося чаепития.

  - Очень необычные подарки, принц, - улыбнулась Аликс, - и, кажется, они очень понравились детям...

  - У вас чудные дети, ваши величества, - Генрир слегка прикрыл глаза, возвращая комплимент.

  - ...Но вряд ли вы прибыли говорить о них, - вмешался Николай. Бесцеремонность гостя начала его слегка раздражать: император привык к другому стилю общения, и к тому же в присутствии этого молодого человека он почему-то не ощущал себя хозяином в собственном дворце. Это напрягало. - Офир стремительно ворвался в число великих держав, ваше высочество. В то же время все государи согласны в том, что чрезмерные территориальные приобретения ложатся тяжкой обузой на государственную казну. Теперь вы здесь, принц, значит ли это, что и Российской Империи нужно опасаться диктата Офира?

  - Вы ошибаетесь, ваше величество, - спокойно возразил Генрир. - Офир просто забирает своё и только в том объёме, который не напрягает бюджет. России не стоит беспокоиться из-за экспансии Офира, и уж тем более мой визит никак не связан с ультиматумами, требованиями или угрозами. Напротив, я прибыл помочь и именно для того, чтобы поговорить ...о детях, ваше величество.

  - Алёша!.. - по-бабьи зажала рот ладошкой Аликс.

  - Офирская медицина способна полностью исцелить цесаревича, великих княжон и ...вас, ваше величество, - Генрир изящно поклонился удивлённой императрице.

  - Вы шутите недопустимо жестоко, ваше высочество, - нахмурился Николай, - такое поведение...

  - Никаких шуток, ваше величество. Продемонстрировать возможности нашей медицины я могу прямо сейчас, но для полного исцеления цесаревича необходимо его содержание в стационаре госпиталя.

  - Вы ещё и целитель, принц?

  - Как и все члены моей семьи, ваше величество.

  

  6

  Шум, вопли с каким-то звериным подвыванием прервали плавный ход беседы, насторожив августейшую чету. Аликс побледнела, когда в комнату с криком вбежала растрёпанная Татьяна:

  - Папа, мама, Лёшка разбился!

  Забыв об этикете и императорском достоинстве, Николай и Аликс бросились к пострадавшему наследнику, а Генрир поспешил вслед.

  Тяжёлая болезнь цесаревича измотала ранее жизнерадостную императрицу и обрушила тяжкое уныние на и без того не слишком волевого императора. Каждый ушиб, который для всякого ребёнка явление обычное, вызывал внутреннее кровотечение. Медленно, но безостановочно, кровь проникала в окружающие мышцы и другие ткани, образуя изрядную гематому. Незначительные порезы или царапины не представляли опасности, но кровоизлияния в суставы причиняли мальчику сильную боль, которую тот стоически переносил. Попавшая в сустав кровь накапливалась в замкнутом пространстве, создавая давление на нерв, и травмируя кости, сухожилия и мягкие ткани. Сейчас Алексей, по-видимому, потеряв равновесие, с разбегу стукнулся об угол дверного проёма и упал на пол. Даже обычный ребёнок после такого удара оказался бы травмирован, что уж говорить о несчастном цесаревиче! Однако мальчик не плакал, он съёжился на полу, чуть-чуть поскуливая, а в его глазах стояли слёзы.

  - Алёшка!! Врача!

  - Позвольте, ваши величества, - мягко, но властно отстранил родителей Генрир, присаживаясь на корточки возле мальчика. Принц простёр над ребёнком руки, и они засветились ярким белым светом.

  - Больно?

  Мальчик кивнул, изо всех сил сдерживая слёзы.

  - Сейчас будет легче!

  Сияющие ладони опустились и начали мягко поглаживать тело цесаревича, которое жадно впитывало 'стекающий' вниз свет, будто томимый жаждой странник - воду. Лицо Алексея расслабилось, и слёзы высохли.

  - Ну как, ваше высочество?

  - Не болит... - удивлённо прошептал цесаревич, пытаясь подняться. - Спасибо...

  - Лежи, Алёшенька, - всполошилась Аликс, - сейчас тебя в кроватку отнесут!

  - Не стоит, ваше величество, - Генрир выпрямился и подал руку мальчику, помогая ему встать. - Уверяю вас, цесаревичу ничто не угрожает.

  - Пусть Алёшку осмотрит Боткин, - вмешался Николай, - Евгений Сергеевич сейчас подойдёт.

  - Как вам будет угодно.

  Офирский принц потрепал мальчика по голове:

  - Потерпите ещё немного, ваше высочество!

  - А потом я смогу ещё поиграть? - цесаревич протянул руку, и шарик, потухший и откатившийся в дальний угол зала, легко прыгнул ему в ладонь, снова засияв ровным белым светом.

  - Алёшке надо быть осторожнее, - сурово нахмурилась Анастасия, косясь на застывшую рядом маму.

  

  7

   - ...Извольте объясниться, ваше высочество! Что вы сотворили с моим сыном? Доктор Боткин в полнейшей и совершеннейшей растерянности!

  - Я просто стабилизировал состояние мальчика - вот и всё, ваше величество. Это - не полноценное лечение, а лишь временная мера, дающая ребёнку пару месяцев пожить полноценной жизнью. Потом болезнь постепенно вернётся, ...если его вовремя не госпитализировать.

  - Я не могу отпустить детей не...

  - Неизвестно куда, хотите вы сказать, не так ли, ваше величество? Это ваш выбор.

  - Никки! - возмущённо зашипела императрица, - принц, пожалуйста, называйте меня по имени - Аликс.

  - Для вас я - Николай, - кивнул император, - всё равно вы нас неправильно титулуете, принц.

  - Генрир, - с поклоном улыбнулся гость, - или просто Генри, если вам так привычнее.

  - У вас необычное имя, принц...

  - Традиции, Аликс, священные традиции!

  - Вы женаты?

  - Пока нет, Аликс, и в ближайшее время не собираюсь. Слишком много дел, вы же понимаете.

  - Мне кажется, Генри, вы исполняете обязанности министра иностранных дел Офира, и император Константин вам бесконечно доверяет, я прав?

  Генрир ненадолго задумался. Здесь, в Мидгарде - безусловно. А вот в иных звёздных системах - не факт. Есть ведь ещё и Хёмдалль, то есть Рихард. Нет, на последней встрече - или надо говорить о заседании правительственного кабинета? - отец высказался прямо...

  - Это так, Николай.

  - Но вы ещё так молоды, - посочувствовала Аликс.

  - Возраст - не главная помеха, - сокрушённо покачал головой Генрир, но в глубине души расхохотался. Знали б эти люди, каков на самом деле его возраст! - А вот дипломатического опыта мне явно не хватает.

  Ага, зато боятся враги! Соглашение с Аргентиной заключал именно Генрир и ему до сих пор приятно вспоминать, как тряслись от страха бывший президент и верховный жрец местной религии - примас, кажется? - видя перед собой фигуру в чёрной мантии в окружении воинов с звериными головами. А когда несколько фанатиков, решивших устроить на него покушение, лёгким 'силовым толчком' отправились в полёт, а Генрир 'божественным светом' лично исцелил всех окружавших, кто пострадал от действий террористов, к страху добавилось и преклонение людских толп. Это оказалось ...приятно.

  - Но вы же имеете право подписывать государственные договоры от имени вашего отца, Генри? - осторожно поинтересовался Николай, - не правда ли?

  - Государь-отец наделил меня всеми полномочиями, - Генрир решил подыграть императорской чете, а потому постарался, чтобы в его голосе явственно слышались нотки гордости, - если, конечно, предложения того стоят...

  - Скажите, Генри, почему вы проявили такой интерес к здоровью и благополучию нашей ...династии?

  - Древняя кровь, Аликс, - искренне ответил Генрир, ухмыляясь в душе, - нельзя, чтобы она 'пачкалась' или 'терялась', так как имеет для всей планеты огромную ценность. К тому же моя семья по мере сил старается бороться с немощью и болезнями, которые приносят людям столько страданий... - принц скромно улыбнулся, надеясь, что это не будет принято за волчий оскал. - В вашей империи столько несчастных беспризорных детей, на которых ни у чиновников, ни у государства просто не хватает средств. Офир значительно увеличил свои территории, у нас в бодром темпе строятся новые школы. Мой отец просит вас позволить набирать сирот и брошенных детей и обещает позаботиться об их благополучии и достатке.

  - Вы - христианин, принц?

  - Я искренне верую в Единого Бога, Аликс! И, что особенно важно, Он верит и нам, детям своим, даруя силу исцелять даже тяжкие недуги. Именно силой Создателя я освободил цесаревича от последствий травмы. Но я ни в коем случае не собираюсь вести дискуссию о том, чья вера правильнее, или навязывать нашу религию кому-то ещё.

  Николай слегка поклонился, принимая позицию собеседника и, переглянувшись с Аликс, спросил:

  - Как вы предполагаете доставить цесаревича в ваш госпиталь? Он же находится на другом конце света, а длительное морское путешествие он не перенесёт!

  - Я могу предложить два варианта, ваши величества: воздушное путешествие в Офир займёт не больше половины дня. Или, если этот вариант вас не устраивает, можно согласовать время дружественного визита эскадры наших боевых кораблей в Санкт-Петербург. На флагмане - отличный госпиталь со всем необходимым оборудованием.

  

  8

  1909, марта 10-ое, среда,

  Офир, личный кабинет императора

  Император всех асиров Константин I-ый уже несколько суток кряду по много часов в день терзал свой рабочий пульт, изучая отчёты искинов. Вторая фаза колонизации Мидгарда начата, и его стратегия оказалась абсолютно верной: доброе слово особенно хорошо слышно, если собеседник знает, что твоя дубина больше! Республика Чили после пары недель переговоров уступила Офиру свою часть Патагонии и отказалась от каких-либо претензий на Антарктику. Видимо, пример Аргентины оказался достаточно показателен, и никаких прямых угроз или ультиматумов не потребовалось. Страшный хищник - Офир - облизнулся, сказав: 'Это моя добыча', - и президент Педро Монтт счёл за высшее благо отдать требуемое. Теперь бывшие земли Республики Чили, включая Лос-Лагос и всё, что южнее, отошли Офиру в обмен на защиту и помощь в экономическом развитии страны.

  Приобретённые территории тщательно изучаются с орбиты так, что никакое живое существо крупнее белки не останется незамеченным. А от белки и меньше будут учтены позднее, когда основная информация будет полностью проанализирована. Затем искины составят подробный динамический - то есть, постоянно корректируемый - отчёт. Орбитальная разведка уже подтвердила значительное количество ценных минералов и руд как в недрах новых территорий, так и на землях вассального государства. Но главные богатства - это, во-первых, плодородные земли в междуречье Рио-Колорадо и Рио-Негро, которые при эффективной агротехнике способны давать колоссальные урожаи фруктов, овощей, винограда, зерна. Во-вторых, обширные пастбища равнинной Патагонии, то есть молоко, мясо, шерсть. В-третьих, полноводные реки и прибрежные воды океана, богатые рыбой и другими 'дарами морей'.

  Теперь Государство Офир, помимо столицы, раскинувшейся на трёх островах архипелага Тристан-да-Кунья, и насчитывающей чуть меньше пятидесяти тысяч жителей, военных баз 'Гоф' и 'Южный Полюс', получило целый ряд новых территорий и городов. А с ними и кучу проблем, главная из которых - более сотни тысяч 'диких' людей, из которых почти три четверти - индейцы. Всех необходимо нежно и вежливо включать в сферу деятельности асиров, терпеливо подбирая добрые слова, но и не забывая о большой дубине, которая всегда наготове.

  О! Многие аргентинцы сейчас разъярены поражением, но вскоре всё переменится. Искины уже подготовили большой план переустройства новых территорий, от строительства геотермальных станций, забирающих переизбыток энергии из расплавленных недр, до развития сети железных дорог и портов. Чадящие паровозы и пароходы исчезнут, а на их место придут аппараты посовременнее, заодно и населению придётся подучиться, чтобы шагнуть из века пара в постъядерную эпоху. Конечно, железные дороги асирам абсолютно не нужны, но если их строительство, создание 'электровозов' и новых, комфортабельных, вагонов поможет аборигенам быстро адаптироваться к новым условиям, то никаких затрат не жалко. Тем более, что они быстро окупятся и принесут немыслимый для людей этого мира доход - доверие и безграничную преданность асирам.

  Каково же состояние дел у нового вассала? Огромная площадь изъятых территорий мало заселена, почти вся промышленность осталась у Аргентины. И это промышленность века пара - грязная и неэффективная, выпускающая убогие туземные товары. К тому же значительная часть владельцев предприятий - британцы и янки. Впрочем, последним принадлежит всего чуть более семи процентов из сорока двух тысяч официально зарегистрированных предприятий. По сравнению с британцами, у которых раз в десять больше, это немного. Интересы прочих 'развитых' стран представлены незначительно, можно выделить лишь Германию и Италию. Это - неплохо, поскольку самые громкие вопли будут звучать именно в Британии, а с правительством Асквита Офир договорится. Однако, чтобы снизить накал страстей, британцев надо гнать мягко, добрыми словами и уговорами, скупая по справедливым ценам собственность разорившихся предпринимателей.

  С прочими же - особенно североамериканцами! - и церемониться нечего. Кстати, Эндикотта из Бостона надо забирать, раз намечено обострение отношений с С.А.С.Ш. Пусть поработает посланником Офира в Лондоне!

  А с делами нового вассала отлично справится и нынешний президент Хосе Фигероа Алькорта. Надо бы провести с ним беседу и, после краткого обучения, назначить Администратором Аргентины.

  

  9

    1909, марта 12-ое, пятница, вечер.

  Офир, территория Рио-Негро, Вьедма.

  - Прошу присаживаться, господа, - Главный Администратор Офира широким жестом указал на мягкие кресла. - Император уполномочил меня принять у всех вас вассальную присягу, ознакомить с состоянием дел в Государстве Офир и с планом преобразований, которые намечено провести в Республике Аргентина.

  - Судя по всему, возможность отказа тобой, сеньор, даже не рассматривается, - пробурчал Хосе Фигероа Алькорта, президент Республики Аргентина.

  Он был ошеломлён бесцеремонностью и скоростью, с которой победители доставили его и ряд членов правительства из Буэнос-Айреса во Вьедму, ранее небольшой городок, раскинувшийся по берегам реки Рио-Негро в тысяче километрах южнее столицы.

  Бывшей столицы. Теперь Вьедма сама превратилась в столичный город для всех территорий, которые офирцы отобрали у Аргентины. За исключением, быть может, Огненной Земли, центром которой захватчики определили Ушуайю. То, что городу смена власти пошла на пользу, было видно издалека: огромный ажурный мост изящно соединил оба берега Рио-Негро. Он ярко сверкал в лучах Солнца и привлёк внимание аргентинцев километров с пятнадцати. Они не смогли сдержать возгласы удивления, бросившись к широким иллюминаторам эршипа. Построить такое диво - и всего за пару недель? Как?!

  На этом сюрпризы не закончились. Эршип без спешки шёл над рекой, постепенно снижаясь, и пассажиры с изумлением смотрели на бурное строительство внизу: неизвестные на вид машины строили дома, мостили дороги. Жизнь бурлила! Странно, неужели офирцы собираются извлечь отсюда какую-то выгоду? Да один только мост, возведённый на западной окраине городка, стоит неизмеримо больше, чем вся местная недвижимость, включая ранчо окрест!

  Происходящее ошеломило президента и его спутников, и только этим можно объяснить реплику, вырвавшуюся из его души наружу.

  - Обязанности властей Аргентины зафиксированы в мирном договоре, господин президент, - устало отметил Лоуэлл, - отказ выполнять эти условия ...самонадеян.

  Алькорта кивнул головой: недавно продемонстрированная офирцами мощь выглядела достаточно убедительно, чтобы никаких иллюзий не оставалось: если надо, сюзерен легко захватит и всю оставшуюся формально свободной часть Аргентины. Все надежды на помощь из-за рубежа рухнули после беседы с посланником Британии. Казалось, именно она должна бы вступиться за униженную Республику, поскольку две трети всех имеющихся предприятий принадлежали именно англичанам, но ...никто связываться с Новым Чудовищем - так называли Государство Офир газеты североамериканцев - не захотел. Только представитель С.А.С.Ш. что-то пробурчал про помощь справедливой борьбе и так далее, что президент даже слушать не захотел: пусть сначала разберутся со своими проблемами! Индейцы, которых янки разогнали по резервациям и успешно 'переваривали', вдруг возмутились и вышибли 'цивилизаторов' с клочков оставшихся им земель. Конечно, итоговый результат сомнений у Алькорты не вызывал, но и на серьёзную помощь надеется глупо. С другой стороны...

  - Мы не отказываемся от присяги, сеньор Главный Администратор, но не находишь ли ты, что это 'попахивает' каким-то средневековьем? И потом, не думает же всерьёз Государь Офира, что словесная клятва заставит нас и народ Аргентины отказаться от борьбы за Патагонию?

  - С чего вы решили, что вы имеете какие-либо права,- Лоуэлл широким жестом обвёл всё вокруг, - на эту землю, господин президент? Меньше четырёх сотен лет назад ваши предки явились сюда, чтобы отобрать у местных жителей их исконные владения и богатства, а теперь, когда оказались на их месте, заговорили о 'справедливости'? Я жду, господин президент, что Аргентина будет твёрдо следовать своим обещаниям, и прошу не тратить время попусту: у меня ещё очень много дел!

  - Хорошо, - Алькорта переглянулся с прибывшими вместе с ним министрами правительства, - мы готовы принести вассальную присягу государю Офира...

  Действительно, если этот странный гринго так настаивает на произнесении бессмысленного набора слов, почему бы не пойти ему навстречу, раз уж его дубинка сейчас больше и никто не хочет заступиться за бедную униженную и обезоруженную Аргентину?

  

  10

  Присяга, которую они вынужденно произнесли, вызвала неожиданные чувства. Возникло ощущение надёжности и спокойствия, какое-то внутреннее - душевное - понимание правильности происходящего, сопричастности с чем-то непредставимо большим. До этого момента Алькорта и его министры ощущали нечто подобное только в церкви, да и то редко и не столь ярко. Президент сразу вспомнил рассказы моряков об ангеле, который пришёл с огненным мечом, чтобы покарать экипаж крейсера.

  - Рад вашему благоразумию, господа, - улыбнулся Лоуэлл, - теперь перейдём к главному. С понедельника указом Его Величества Константина I-го на территории Аргентины устанавливаются новые законы. Их полный список перечислен в тексте указа, который вы все получите, но сейчас я хочу заострить ваше внимание на обязательном восьмичасовом рабочем дне и минимальном пределе почасовой оплаты труда. Понимаю, что многим предпринимателям в подобных условиях будет невыгодно продолжать своё дело. Это приведёт к появлению большого числа безработных из-за закрытия многих предприятий. Их выкупит Император по справедливой цене...

  'Ага, то есть за бесценок!' Подобная мысль мелькнула, похоже, не у одного Алькорты, и, по-видимому, была правильной, если судить по лёгкой усмешке Лоуэлла.

  - Все потерявшие работу смогут пройти переобучение за счёт императора с выплатой стипендий в размере не менее их прежнего заработка...

  - Поясни, будь столь любезен, сеньор Главный Администратор, - заинтересовался министр общественных работ Иезекиль Мексия, - каким таким специальностям Офир собирается обучать наших рабочих?

  - Офир собирается провести модернизацию всех железных дорог и полностью перевести транспорт Республики Аргентина на электричество. Одновременно будет построена целая сеть электрических станций, что обеспечит достаточно энергии для быстрого и устойчивого развития страны. Будет развёрнуто обширное строительство. Вы же понимаете господа, что для исполнения столь масштабных планов понадобится большое число квалифицированных рабочих?

  - Прости, сеньор, я по-прежнему не понимаю, зачем Императору тратить средства на развитие Аргентины? Что станет с угольными шахтами, раз их продукцией перестанут интересоваться железные дороги?

  - Его добыча сохранится в основном для иностранных пароходов, которые будут посещать порты Аргентины. Офир не желает видеть посторонних на собственной территории, за исключением, возможно, нескольких портов, обслуживающих транзит. Ещё что? ...А, вы хотите знать, зачем Его Величество собирается вложить значительные средства в экономику Республики? Это очень просто: Константин I-ый очень серьёзно относится к своим обязанностям сюзерена Республики Аргентина и намерен сделать всё возможное для её процветания...

Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
Индекс цитирования.